Alexander -אלכסנדר -Александр (aronin) wrote,
Alexander -אלכסנדר -Александр
aronin

Category:

У-лай.

"У-лай?" ("Быть может?") Шимшон умудрялся говорить одной лишь этой фразой. Он придавал ей множество оттенков, он перекатывал своё "У-лай" алмазом на ладони. Его "У-лай" блестело гранями кристала, припевом песни или плача. "У-лай???"-было удивлением. "У-ла-а-ай..."-отчаяньем. "Улаай?"-предположением чего-то. И так вот, без конца. За годы проведённые с ним вместе, мне кажется , я научился этому наречию. Мы не были друзьями, но затяжными зимними ночами, когда ,бывало, я листал истории на сестренском посту, жевал коврижку и поглядывал на мелькание ,запрятанного в ящик, телевизора...., Шимшон всегда сидел неподалёку , цедил хабарик и хлебал кофейную бурду... "У-лай?"- и он показывал мне жённый фильтр сигареты , зажатый между опалёнными до коричневы ногтями. "Нет , Шимшон, ты же знаешь, не курю..." - отвечал я ему - и такая была между нами игра , я знал , что , вот сейчас, он прищурится хитро и улыбнётся во весь свой огромый кривозубый рот , протянет в мою сторону свою гигантскую руку и взболтнёт обгоревшей серой кружкой с остатками кофейного месива: "У-лай??". "Спасибо , Шими... ,-скажу я ему, -Как-нибудь в другой раз... Мне на обход..., потом..."- и поплетусь по этажам , а он махнёт мне вслед: "У-лай!"- ну, вроде бы, "Бывай!" или "Давай!". Шимшон - был гордостю больницы. Его показывали студентам и врачам, и несмотря на свой "неподходящй профиль хроника", он довольствовался дивным исключением : пропискою на "остром отделении", что было, "для его же пользы" а ещё, на пользу старой матери, единственной, кто навещал его, и которая , ну... , просто не смогла бы добираться далеко , в другой город и в другую больницу ... Да и сам он , несомненно , заслужил : когда-то , Шимшон был героем . В истории с захваченным автобусом, тогда ещё, молоденький лейтенантик , Шимшон командовал спецназом... Спасение десятков двух заложников было на его счету... Собственно после ЭТОГО у него ВСЁ и началось... и он не вылезал из хвори ... Его признали Инвалидом Армии и даже даровали льготы... Теперь ,на отделении , в больнице, он был безумным местным великаном. Он и сидел и спал , как великан. Он медленно ходил и медленно брал в руки вещи. Он и сердился медленно и горевал спокойно. Обхватив ручищами свою мощную ,выбритую и со шрамами голову, сидя на привинченной к полу кровате , он медленно раскачивался из стороны в сторону и гудел с нарастающей силой приближающегося поезда: "У-у-у-у-У-УУ-- Лай!". Потом он медленно вставал и не разжимая ,охваченную тисками рук ,голову, твердил , трясясь и всё ускоряя и ускоряя ритм :"У-лай, улай, улай, у-ай, й-й-й...." Тогда медсёстры говорили:- "Шимшон возбудился!", и самые маленькие из них и неприменно женщины, брали его под руки с двух сторон и вели в "надзорку"- "отдыхать". А он послушно шёл по коридору , как по дороге, как Шимшон -а- Гебор, как тёзка и брат его библейский Самсон, сопровождаемый белыми ангелами на последний и великий подвиг. "У-лай.... "- "Пожалуй..."-покорно скажет он медсёстрам, распластавшись на лежанке в центре узкого карцера с зарешеченным оконцем , и подставит белым "ангелам" запястья , а потом ,и щиколотки для ремней... Назавтра, когда он проснётся от лекарств, его ,освободят и выпустят в палату : "Шимшон , будь другом , не балуй. Ведь скоро мамочка придёт!". И действительно ,уже скоро, его старенькая и сгорбленная мамочка, в платочке ,с вечной книжицей псалмов и сумками , набитыми всяческой домашней снедью и, только что с рынка , овощами и фруктами, уже стояла под дверью и ждала своего часа. Потом она доставала из недр своих кошёлок салфетки и тарелки, раскладывала на них пироги и запеканки, наливала Шимшону из термоса бульон и гладя его по спине, говорила :" Кушай, кушай...", и пока он ел, она выкладывала на стол всё новые и новые угощения... К тому времени, их окружали уже соседи по палате и приходили "гости" из соседнего "отсека"... Никто не уходил ни с чем , доставалось каждому, а некоторые, хоть и не голодные, подходили и по второму и по третьему разу... Когда Шимон насыщался вдоволь и ,наконец, закуривал из новой пачки сигарет , мамочка начисто убирала столик и отправлялась по палатам "подкормить лежачих". Шимон оставался за столом и бубнил своё "У-лай", показывая матери в сторону врачебных кабинетов, мол : " И этих, не забудь...", но сам , обычно, не вставал чтобы проводить её до двери. И только один раз я видел Шимона другим. Это было во время "первой иракской войны" ,когда предполагались газовые атаки , и обитатели больницы, как больные так и персонал , иногда по нескольку раз за ночь были вынуждены судорожно натягивать противогазы. Во избежании возможной массовой паники или обострения психозов , многие пациенты в те дни, изначально, получали чуть повышенные дозы препаратов , а потому ,невзирая на завывания сирен и топот санитаров , спали непробудно крепким сном... В одну из таких ночей мне и выпало дежурить , и в соответствии с инструкцией, "лично руководить надеванием противогазов "... Когда по первому сигналу тревоги я влетел на отделение , передо мной открылась столь сюрреалистичная картина , что она не забудится мне никогда: Шимшон , великан, в больничной своей пижаме ,( его не спутаешь ни с кем )и , уже, в противогазе , склонился над трясущейся от страха и забившейся под стол несчастной медсестрой. Он пытался нацепить ей на лицо противогаз, а та , отчаянно тряслась в истерике и сопротивлялась как могла... " У-лай .... ,-он , видимо , упрашивал её, -У-лай?,- обернулся он ко мне , мол , -Может ты её уговоришь?". "Оставь её Шимшон! ,-Заорал ему я, перекрикивая вой сирены ,- По инструкции, на остром отделении противогазы одевают только по желанию! Помоги-ка мне!" Я подтолкнул к нему тележку с противогазами и мы вместе покатили её по коридору , работая в "четыре руки": -Шимшон доставал противогазы из коробок и снимал с них предохранительные пробки , а я же , тормошил больных и тем , кто спросоня что-то понимал, помогал "одеться по инструкции". Потом , со вдруг "проснувшимся" Шимшоном ,мы проверяли окна "на закрытость", выключали кондиционеры, герметезировали щели под дверьми специальными , пропитанными содой тряпками..., и вместе делали ещё много всякой глупой и ,как впоследствии выяснилось, совершенно бесполезной работы... Назавтра Шимшон , как обычно, сидел на развороченной кровате, давил на блюдечке хабарик и вновь цедил кофейную бурду. Когда врачиха подошла к нему и похвалила за вчерашнее : "Ай-да Шимшон, ай-да молодец! Быть может, (у-лай), скоро на поправку?" , он ей ответил , словно эхо и впопад :"У-лай..."... и снова закурил...
Услышав о закрытии больницы , с которой ,в памяти моей, так много связано , и доброго ...и боли ..., я ,почему-то , сразу же подумал о Шимшоне-великане и о его старушке маме... Куда его перевели? И как они теперь? У-лай... У-лай...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments