Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

po beregu

Ванная. Аннушка "Кухонная". (7-ая Красноармейская)

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3844683915553279&id=100000351259774
Ванная. Аннушка "Кухонная".
( 7-я Красноармейская)

Я уверен, что пространство помнит все. Более, того: "прошлое, сегодняшнее и будущее" вечно находятся одновременно в той же точке координат. Просто они разобщены друг от друга убожеством нашего воображения.
Вот, к примеру, Храм на Храмовой Горе - поднимаюсь если в Старый Город..., лишь глаза прижмурю - вижу: СВЕТИТСЯ! ОН БЫЛ, ОН ЕСТЬ И БУДЕТ!
Так и прочее на свете всё... , дома, люди, птицы..., и даже ... наша ВАННА.
Интересно, остался ли на всем белом свете хоть кто-нибудь, кто мог бы вспомнить со мной эту ванную комнату из давным давно перестроенной коммуналки нашего детства на 7-й ?... Ведь она поныне там, парит где-то в воздухе среди разрушенных стен, прямо в центре нового лекционного зала... в нашей квартире.
Зажмурю глаза и представляю: Сидят в этом зале серьёзные дяди и тети, важный лектор им что-то вещает..., а там , среди них, как ни в чем ни бывало, расхаживает сибирский кот Фомка, кукует из часов соседская кукушка, тут же на верёвках, прямо над их головами Марь-Васильевна белье развешивает и под нос себе чего-то напевает... Бабушка посуду моет в синем тазике, а из ванной лезет пар и слышен плеск воды и грохот старого корыта...
Я смотрю из-за угла, и еле сдерживаю смех, рот ладошкой закрываю... А они..сидят, записывают и НИЧЕГО-ТО, НИЧЕГО не видят!

*** ***
Конечно же, примерно до годовалого возраста меня мыли не в той общей ванной, а прямо в комнате, в жестяном корытце, установленном на двух стульях, возле стенки. Помню: как корабль в океане - большой деревянный термометр для воды, плавает себе средь айсбергов из мыльной пены и между двух торчащих островков - моих коленок.
Узоры орнамента на обоях, вероятно, были безпредметны, но так похожи были на лошадок!

За тяжелой дверью длинного коридора общая ванная...
Стены, пузырятся шелухой сине-зеленой краски.
Серая с ржавыми подтеками железная раковина и такая же серая ванна, с выбитой эмалью и царапинами всюду...
Вечно протекающие краны перевязаны какой-то тряпкой с них тонкой струйкой капает вода. Бетонный бурый пол.
Над ванной - некогда желтая, но давно уж выцветшая плесневело-серая клеёнка, прибитая гвоздями к стене.
Ржавые разводы тянутся зигзагом вниз...
Над этой клеенкой под высоким потолком большое, забитое нестроганными досками окно, ведущее в каморку нашей "кухонной" жилички - дворничихи-лимитчицы. ( Вход в ее комнатушку был парямо из общей кухни.)
Если в ванной комнате темно, то через щели между досками пробивался тусклый свет из "кухонной" её каморки. Разумеется, и дворничиха, всякий раз, поневоле становилась соучастницей всех банных процедур ее соседей.
Из утвари ванной комнаты - общественная облезлая табуретка, да несколько старых тазов и лоханок, висевших на стене на огромных, разумеется, тоже ржавых крюках.
Дни пользования ванной были строго распределены между жильцами.
В установленный день очередной ее обладатель привязывал на ручки двери тряпку или старое полотенце для более плотного закрытия двери - "чтобы тепло не уходило" - верный знак того, что помещение занято - банный день счастливца начался.
С этого момента вход посторонним был запрещен - мыть руки или чистить зубы всем приходилось только на кухне.
В начале ванна тщательно мылась хлоркой, ошпаривалась кипятком и хорошо согревалась включением горячего душа, так что клубы белого пара выбивались из-за всех щелей, а внутри самой ванной комнаты ( и наверное в комнате "кухонной" жилички) царил душный беспросветный горячий туман.
Банным днем нашей семьи был четверг.
Приносили свои мочалки, полотенца и мыло - в общей ванной ничего личного, конечно, не оставляли...
Мама и бабушка заваривали в тазике лечебный терпкий порошок сухой ромашки и мыли этим волосы. Вероятно тогда это считалось полезным, но с этих пор популярный ныне цветочный чай из ромашки неизменно напоминает мне ванну моего детства.
Поскольку семей в нашей коммуналке было пять, то два дня в неделю ванная комната оставалась незанятой, и уже в школьные годы мне иногда удавалось захватить ее на пару часов, чтобы в темноте покрутить фильмоскоп с диафильмами, проявить фотопленки или напечатать фотографии...

АННУШКА "КУХОННАЯ"

С этой ванной связана постыдная история, участником которой я к несчастью оказался.
Было мне, наверно около восьми, а может, десяти лет - самый пионерский возраст...
Как-то раз я слышу: в дверь звонят! Звонок. Еще звонок. Потом подряд, настойчиво, протяжно... Хоть и не к нам ( к нам было 3 звонка), но почему бы не открыть? Открыл. А на пороге трое мужиков с повязками на рукавах пальто:
"ДНД "- " Добровольная Народная Дружина" - дружинники значит... Шапки-ушанки одинаковые на головах... и с ними тетки две в серых платках. Одна, вроде бы, за главную у них, а другая , обиженная, как бы - глаза заплаканные, красные, носовым платочком сизый нос утирает...
- Анисимова где живёт? ,- спрашивают.
Анисимова - это наша Аннушка "кухонная" - дворничиха-лимитчица, что в комнатенке при кухне тогда жила.
Тихая она была такая..., длинная, дородная и неуклюжая, вечно в ватнике зеленом, и в валенках с калошами, голова платком замотана - только нос торчал. Такой ее я и запомнил. Даже сколько лет ей было я не знал. Проходила через кухню, выходила..., то с лопатами для снега, то с метлой.
- Покажи нам комнату её!
Конечно, показал, на кухню их отвёл - интересно мне : не каждый день дружинники приходят к нам в квартиру.
А они стучат ей в дверь:
- Анисимова дома? Открывай! Сказал тебе, открой!
И другой нагнулся к скважине замочной и кричит:
- Мы знаем, что ты дома! Открывай, иначе хуже будет! Дверь сломаем! Выходи!
И ногою в дверь.
Ногою в дверь!
Я же подсобить хочу - не зря же "гости" заявились - символ справедливости, порядка - "ДНД"- почти милиция! Если уж пришли - то есть за что. Да и жалко: станут дверь ломать! А еще - азарт участия. А зачем и почему не так уж важно.
Словом..., говорю я им : "Там в ванной в её комнату окно!" ,- и повел их прямо в ванную, и показал.
Влез на ванную один из них ногами, доску дёрнул, отодвинул чуть и голову туда засунул в щель!
А потом как закричит:
- Вижу!!! Анисимова выходи! Я тебя вижу!
Оба выходите, я сказал!
А потом на кухню все пошли опять.
Дверь открылась и выходит из каморки "Кухонная" Аннушка. В ватнике своем и в валенках с калошами. А за нею мужичок такой - сморчок- по плечо ей будет- алкашок, Колюня-Коля, я его на кухне видел иногда - приходил то к Ольге, что напротив, то ещё к кому... Словом, знали его все в квартире... Коля.
Он польтишко мятое застегивает на ходу и свой шарфик заправляет синий в клеточку.
Тут его дружинник под руку берет, видно, чтоб не убежал и командует: "На выход! В отделение поедем разбираться!"
Не успела вся компания покинуть кухню, как заплаканная та, с глазами красными, к Колюне подлетела, стала оплеухами его лупить по голове - даже шапку сбила! Еле оттащили! А потом уж в общем коридоре она на Аннушку "Кухонную" напасть пыталась, всякими словами на неё...и даже сумочкой в пыталась...

Я потом боялся Аннушке попасться на глаза - вдруг ей рассказали, что это я окно в ее засаду указал?
И Колюня навсегда исчез из нашей кухни.
А потом и Аннушка пропала...
Может ей прописку отменили, или так..., уехала сама...
Зря я влез тогда легавым помогать.
Виноват я перед нею и перед Колюней.
po beregu

Коммуналка, туалет, бумага....

В обязанности дежурного по нашей коммуналке... входило заполнение подвесного тряпичного кармашка в туалете нарезаными на квадратики кусками газет.
Важным в этом деле было не только своевременное изъятие из таких заготовок фотографий и портретов известных партийных деятелей , но и подбор качества бумаги.
Так, например, обрывки газеты "Известия" или "Правда" предпочитались жесткой бумаге журнала "Огонёк" или "Работница".
Наибольшим успехом пользовался "Блокнот агитатора", бывший, как правило без фотографий и не нуждавшийся в нарезке ввиду малого формата.
Журнал "Крокодил", я почему-то , в нашей уборной ни разу не встречал.
Уже значително позже, в начале 70-х, мне доводилось слышать в медицинском институте предположение о свинце в типографской краске, как причине частого рака прямой кишки...
Рекомендацию использования в туалете непечатной бумаги было тем не менее трудно реализовать вследствии сильного дефицита любой бумаги вообще, а туалетной подавно. Стимуляция сбора макулатуры в обмен на редкие книжные издания решить проблему гигиены никак не могли...

2018
po beregu

Медуза

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3051492984872380&id=100000351259774
В детстве я думал, что мед-узы, как и мед-веди, питаются мёдом...
И, я даже догадываюсь, почему:)
На нашем окне в коммуналке, в трёхлитровой банке.... плавал Чайный Гриб...
А, бабушка его поила сахарным сиропом.
ткань от бабушкиного дивана

Изменить место

Бася заснула на моей лежанке. Спала сладко - не хотелось будить.
Я поплёлся в её закуток и свалился там.
Спалось иначе , непривычно ..
Свет падал сверху из-за шкафа, как когда-то в детстве , из оконец фанерной перегородки в нашей коммуналке в "Доме помещика".
Я подумал: "Надо же! Свет падает совсем , как в детстве."
Закрыл глаза , представил всё как было: Вот я лежу в углу , а рядом двери с габеленом и с медной ручкой.
Тут круглый стол , буфет и абажур.
А там , откуда сверху робкий свет, -две комнатушки , тоже из фанеры - родителей, дедули и бабули ...
И слышу кашель - папа простудился?
Все на своих местах , за зыбкой загородкой.
И мне спокойно, можно дальше спать.

Утром я подумал, что расположение вещей в комнате должно быть , как когда-то , в детстве.
И это не мене важно , чем привычная пища, запахи и голоса ....
И подумал, что возвращаться домой лучше всего по знакомой дороге - обратно , как в кино, прокручивая кадры назад ...
Славно было бы , заново выстроить здесь нашу комнату в коммуналке, так же расставить мебель, наклеить обои и подобрать оранжево-кремовый абажур с бахромой.
И ещё отыскать снегиря моего на окно.

Утром спросила Басенька: "Как тебе спалось на моей кровати?"
"Хорошо , - ответил я ей, - Как в детстве ... А тебе? "
"И мне хорошо ..., - улыбнулась, - Только , ... почему-то не спалось ..."

"Воскресенье, день весенний, песня слышится кругом...
С добрым утром , с добрым утром
И с хорошим днём ..... "


ткань от бабушкиного дивана

Сервантес - еврей?

Только вчера , обнаружив киноролик   http://sashanep.livejournal.com/462885.html?nc=23&style=mine
 и подумал: "Надо же! Интерпретация! Подходит  ,как заставка песни...."
Сегодня- новое открытие. http://www.7kanal.com/news.php3?id=245662    
   
Привычно "пробуя на вкус" любые вещи , я вспоминаю,  как семейным  кодом,   ту знаменитую гравюрку  Дон Кихота,, когда-то в детстве,  в доме дяди Айзика, на Пресне. 
Она смотрелась там  на   видном месте,  и вписывалась в образ коммуналки, и композиция её была удачна -  в глуби  старинного   трюмо-иконостаса. 
И помню, я смотрел из зазеркалья и видел мальчика с усталыми глазами а рядом - тенью : всадник и пустыня....
 
siren'

И голос в телефоне...

Она собрала пух  от одуванчиков с полянки , той, что возле новостройки... , но почему-то  так и не послала.
А он отправил семена дурмана , что из яффского порта,  но  и они куда-то потерялись...
Засушенные листья и цветы доходят безотказно.
И фотографии.
Но только, вот..., не семена. 
siren'

Первая МАЦА.

Узнать на улице еврея, несущего мацу - дело лишь для посвящённых... Во всяком случае, в 60-х -70-х, в Ленинграде , заветные пакеты выглядели ,точь в точь, не отличишь -бельё из прачечной: белая бумага  и вокруг  верёвочка -бичёвка, так и так... Только дело было  в облике несущего. Было б время - я б его нарисовал: Этакий , почти что , Моисей, но безбородый, в кроличьей ушаночке, в очках..., и скорее, не скрижали напоказ , а куда уж  более интимное,  тёплое и хрупкое -  будто бы младенец на ладонях..., а в глазах опаска и... любовь... Мадонна. Слякоть. Ленинград.

"Хрустящие пластинки" на столе я помню с детства , не как праздник, а пожалуй , как сезон.  Тогда же , тётя Сарра - в гостях у бабушки  и рокоток на идиш. Наш вечный поставщик. Достала. Записалась. Гутэ ёр!  ... Потом , такое блюдо: Мясорубка. Туда маца... Два яйца. Кипящая кастрюлька и бульон. Я помню эти КЛЁЦКИ!!!  И ШЕЙКА: туда запихивают лук, мацовую муку , куриный жир. Иголка с ниткой. Бабушкины руки. Зашивают. Мешочек из куриной кожи... и варись! Плита и кухня коммуналки. Воркуют голуби. Весна!

Ещё про шкаф - хранилище мацы. У бабушки , что с нами  - в секретере. Под книжной полкой, где Катаев, Мендель-Мойхер и О.Генри... Внизу.  Конечно , под ключом... Недосягаемо.  И ... ПОРЦИОННО. А на Чайковской , под ключом в буфете. Внизу, среди тарелок и кастрюль. А  бабушка-прабабушка готовят и говорят чтоб я туда  не  лез.  И тоже порционно. Коммуналка.

Буфет я сохранил. Он у меня. Там старые пластинки и альбомы. Придумал: положу в него мацу. И приоткрою дверцу. Как когда-то...

razval

Живаго

В подвернувшимся мне на днях "Докторе Живаго" три эпизода затронули мне сердце : Образ глинянной птички в опустевшей клетке, рассуждение о том, что встречи НИКОГДА не бывают "просто так", и вывод о распаде и гибели госсударства, сделанный на основании "уплотнения" в коммуналки...
po beregu

Всё та же клетка оставалась на окне...

Вот видите...я в магазин волнистых сдал... Волнистого, вернее..., одного... Я десять лет отыскивал им пары... То самочке-самца..., а то -ей мужа... То этот отходил в миры иные..., то другой... Уже давно забыл я , кто был с кем... Смешались все..., привязанности, судьбы... Всё та же клетка оставалась на окне... Однажды понял я: мне это надоело. Один сюжет, актёры так себе... Отдал последнего... Неярок, неприметен... Не сожалел, не вспоминал его... Спокойно стало... Только, видимо , манила, кого-то , клетка и раскрытое окно... Теперь опять ... Крупнее ... и старее... Куда его? Хозяина искать? Женить его? Устроить в коммуналку... и вновь себя за слабость презирать...
po beregu

"Пост Эстер"

Вообще-то она "Венгерка", но я называю её "Бабушкой Эстер". Бабушку мою она напоминает. Помню, как из Сливы этой варенье Бабушка варила. В тазике. На плите в коммуналке. Косточки легко отходили. Тёмно-фиолетовая такая ,эта Слива, а внутри ярко-желтая, по 40 копеек килограмм. Как раз , сегодня возле дома расцвела, в "Пост Эстер", накануне Пурима.