Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

po beregu

О Дюнах и о А.Блоке.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3706833536004985&id=100000351259774

О Дюнах и о А.Блоке.

Десятый класс, весна, мы изучаем А.Блока.
Для зачета темы необходимо выучить наизусть какое-то стихотворение поэта и зачитать его вслух во внеурочное время.
Я разучил " В Дюнах".
( Вы же понимаете: весна, десятый класс...)
В назначенный день остался после уроков. Как сейчас помню: Дежурные двигают парты..., моют шваброй пол, норовят меня этой шваброй пихнуть. А я стою возле стола, волнуюсь...
А за столом- учительница - пышная, яркая, черноволосая, в расцвете сил. Почти июнь..., Инна Герценовна - русский язык и литература.
( Как- то мама моя спросила у нашего "доисторического" , орденоносного, заслуженного директора, как говорили:
- последнего еврея - директора школы в Ленинграде, Михаила Савельевича Ольшанского: "Еврейка ли наша учительница?"
"Какое там!, - ответил ей директор,- ДОНСКАЯ КАЗАЧКА!".
Что это значило, я мог себе представить лишь по героиням Михаила Шолохова, книгам и кино.
А тут , А. БЛОК, "Серебряный век"..., уборка класса, а я декламирую:

"...Я рабства не люблю. Свободным взором
Красивой женщине смотрю в глаза
И говорю: «Сегодня ночь. Но завтра —
Сияющий и новый день. Приди.
Бери меня, торжественная страсть.
А завтра я уйду — и запою»...."

Инна Герцевна ёрзает за столом и что-то помечает в классном журнале.
Я стараюсь читать с выражением, помогая своим артикуляциям жестом руки:

".... И вот она пришла
И встала на откосе. Были рыжи
Ее глаза от солнца и песка.
И волосы, смолистые как сосны,
В отливах синих падали на плечи.
Пришла. Скрестила свой звериный взгляд
С моим звериным взглядом. Засмеялась
...."
Дежурные наехали на меня партой.
Инна Герцевна почему-то трёт ладонями и так сильно раскрасневшееся лицо...

"...Лежу и думаю: «Сегодня ночь
И завтра ночь. Я не уйду отсюда,
Пока не затравлю ее, как зверя,
И голосом, зовущим, как рога,
Не прегражу ей путь. И не скажу:
«Моя! Моя!» — И пусть она мне крикнет:
«Твоя! Твоя!»
..."
Инна Герцевна почему-то загибает пальцы, делает какие-то расчеты на бумаге и говорит мне, горящему от эмоций, страсти и собственной смелости...:

" Однако..., странный выбор стихотворения... И колличество разученных строк недостаточно... Придется тебе разучить еще дополнительно что-нибудь... на 18-20 строф...."

Следует ли говорить, что уже тогда я грезил морем, дюнами, и прочими составляющими поэтического сюжета...
С грустью я по сей день вспоминаю, как в девятом классе не воспользовался предоставившимся мне романтический шансом поухаживать за аквариумным хозяйством в пансионате "Дюны", что находился именно среди воспетых Блоком прибрежных дюн Финского залива - "инженер по озеленению", некая Галина Моисеевна, обратилась тогда в юннатский отдел Дворца Пионеров с приглашением направить ей на каникулы ответственного школьника...
Я же погнушался летней несвободой и вероятно упустил многое поучительное , что могло меня ждать в обещанном отдельном номере той навсегда несбывшейся гостиници - фата-морганы.
po beregu

И Александр Блок тебе помог...

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3712308562124149&id=100000351259774

"И Александр Блок
Тебе помог..."

Эту памятную медаль с портретом А.Блока ( Ну, куда же она запропастилась?!) подарил мне наш семейный библиофил, муж бабушкиной сестры Раи, дядя Лёва - Лев Абрамович Шендеров* ז"ל - ветеран войны и заслуженный библиотекарь.
Как и на многих книгах в нашем доме, на картонной кробочке с медалью поэта тоже было посвящение знакомым дрожащим почерком дяди Лёвы:
"И Александр Блок тебе помог
Переступить порог
В медицинский чертог.
Ты заслужил блоковский сувенир -
Ступай же смело в медицинский мир!
1973 г. "...
Как же Александр Блок мне помог?
Отнюдь не только "Дюнами" и прочей "любовной лирикой", а поэмой " Двенадцать": "Винтовок черные штыки... Кругом огни, огни, огни..."
Штыки??
Диво дивное: сегодня, почти полвека спустя, удивительная зацепка памяти делает всё ту же ошибку, что и тогда - в тексте стихотворения "винтовок черные РЕМНИ" , а вовсе НЕ "штыки" - Специально проверил: " Винтовок черные ремни,
Кругом — огни, огни, огни..."

На выпускном школьном экзамене по литературе мне досталась "Поэма А.Блока Двенадцать ".
Отдавшись вдохновению, я написал то ,что написал, заслужив похвалу за содержание , но увы, лишь "удовлетворительно" за ошибки в цитатах и орфографии. В том числе за " штыки".
Разумеется, к вступительным экзаменам в институт, за неимением времени, тему А.Блока я репетировал по своему же собственному школьному сочинению на тему...
И не зря: ИМЕННО тема "Поэма А.Блока Двенадцать" мне СНОВА попалась уже на экзамене в институт.
Это было чудо!
Но ещё большим чудом оказалось то, что видимо от страшного волнения в голове моей "заклинил" какой-то хитрый механизм: Я ДОСЛОВНО процетировал свое школьное сочинение, причём с теми же ошибками в цитатах и орфографии, которые допустил в школе.
Помню весь тот ужас, который охватил меня, уже дома осознав случившееся и сверив черновики...
Моё поступление в институт висело на волоске...
Моя добрая мама, чтобы хоть как-то отвлечься и пережить до объявления результатов экзаменов, взяла отпуск и ежедневно водила меня в кино - мы смотрели порой по 2-3 фильма в день, вспомнить какие и о чем я не мог уже на завтра.
Вероятно Всевышнему было угодно, чтобы я поступил в институт, а не пошёл бы в армию "Ать-два!", чем с детства меня пугали дома...
К тому же, сам Александр Блок мне тоже помог.
Незабываемо.
Благодарен.

---------
* https://a-aronin.livejournal.com/80914.html
po beregu

Развалины Иерусалима. ( Людмила Григорьевна ז'ל)

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3231462446875432&id=100000351259774

Развалины Иерусалима.

Трудно представить себе, что не стало любимой моей учительницы биологии, да и жизни... , опекавшей меня с раннего детства, еще с Дворца Пионеров...
Кадрами вспоминаю...
Вот, одно из моих потрясений, связанных с ней, вероятно, запавших мне в самую душу:
Пришёл я как-то в гости к ней..., а она, картины собирает... Все стены увешаны... Подлинники.
Подвела она меня к одной из них, в раме золотой ... и говорит : "Эта работа называется "Развалины Иерусалима"".
Ничего я тогда ребенком про Иерусалим не знал..., лет 12 -13 мне было... Но помню, что стою я и смотрю , и глаз не могу оторвать... Развалины, камни, арки... Печальная картина, древняя...
Другие картины не помню, да и не показывала она их мне...
Только эту специально показала и название её...
Может почуяла, что в сердце моем именно она отзовется?
Людмила Григорьевна , вроде, русская была... и никогда мы с ней на тему национальности не говорили...
Вот, разве что..., перед моим поступлением в институт, подозвала она меня и говорит: " Сашенька, не огорчайся очень... Шансов нет никаких у тебя на биофак в университет поступить... Узнавала я..., при всех знакомствах наших ... Несмотря на все твои дипломы и грамоты... Даже если бы ты школу с медалью закончил... Можно, конечно к шефам, в педагогический обратиться... Но, сам подумай: даже если поступишь и закончишь, и станешь ты учителем, ... отправят тебя в какую-нибудь далекую деревню по распределению.... в школе биологию преподавать... Что ты там делать будешь? Да, и работа ли это для мужчины? Мой тебе совет: поступай ты в медицинский, будешь врачем..., как твоя мама и дедушка... В жизни не пропадешь..."
Вот такие два эпизода, несомненно повлиявшие на мой выбор: Иерусалим и медицина.
Когда спустя много лет, в 2000 году, она гостила у меня в Израиле, я спросил ее про ту картину..., но она давно ее не то обменяла, не то продала...
И ещё она спросила у меня, как ей у Стены Плача отца своего помянуть?
Оказалось, что отец ее был евреем, и что девочкой она, пока он на фронте воевал, с русской матерью от немцев и местных полицаев едва спаслись...- ведь отца её соседи знали...
Потому, как многие с тех пор..., тему эту в семье не обсуждали, да и по жизни скрывали...
Даже я не знал. И вне связи с тем, тянулись мы друг к другу почему-то.

Посмотрел я в гуголе и нашел рисунок Василия Поленова . "Развалины Иерусалима".
Вроде похож. Только тот, из детства моего, был маслом написан.
Может тот, а может и другой...
po beregu

Мозг. (Альма Матер)

Мозг . (Альма Матер)
Я запомнил этот мозг, этот заформалиненный мозг из огромной анатомической кастрюли, в которой плавали ещё десятки таких же, как и этот ... безымянных и бездомных былых хранилищ чьих-то чувств, мыслей и памяти, судьбы...
Мы изучали тогда строение мозга, его извилины, борозды и желудочки...
Дело было в те вечерние часы, когда студенты, измотаные долгим учебным днём, уже не в силах были освоить что-то новое..., собирались по домам .., возвращали свои истерзанные и изрезанные , уже ни куда не годные, препараты в грязный бак биологических отходов..., мыли руки, складывали сумки и учебники...
Кое кто , обманывая самих себя, несбыточными планами поучиться дома, не особо-то таясь, запихивал "учебные пособия" в целофановые мешочки из под завтраков и ... брал их с собой ...
В тот проклятый вечер так же поступил и я...
Я впихнул пакетик с мозгом в свой портфель и отправился домой, тешась илюзией, что может, ночью... или ранним утром , позубрю ещё часок-другой перед зачётом...
Свалившись от усталости одетым, и уже не ранним утром, и опаздывая на учёбу , вспомнил я про мозг , оставшийся нетронутым в портфеле.
Запах от него казался резче и сильнее чем вчера - может оттого, что нос мой за ночь потвык и отдохнул... Сладковатый аромат навязчивый и противный, преследовал меня , даже после того , как я запрятал мешочек с мозгом в другой пакет, а тот в третий...
Тогда-то, выйдя из квартиры на лестничную площадку и увидев крышку мусоропровода..., я подумал: "Может, мне спустить его туда?"
Да, это было бы кощунством, чей-то мозг... ..., в мусоропровод.
Но ..., с другой-то стороны..., везти его с собой... в переполненном утром трамвае и метро, избегать вопросов и укоров принюхивающихся ко мне пассажиров...?
А, потом, опаздывая на занятия, бежать в лабораторию, в другое здание, и стараясь оставаться незамеченным, проникнуть в помещение, найти тот бак и ... выбросить туда?
А что потом? - И так, и сяк... отходы на помойку? Среди прочего анатомического и медицинского месива..., ни гранитный памятник , ни поминки , ни прощание, ни скорбные речи , ни слёзы безутешных вдов или сирот ... мозгу этому не предполагались.
Может..., тут ..., в домашней мусорной среде..., среди отходов - отзвуков и эха повседневного людского быта... его сродненье с вечностью, его анигиляция... , будет и добрее и светлее...?
Я задумался на миг.... и немедленно себе представил эту... мусорную жизнь..., где частица каждая, огрызок, лоскуток, бумажка, банка или битое стекло...., всё-всё... наполненное памятью минувших связей, запахов и звуков..., говорит наперебой , рассказывает , дышит и вздыхает...
Подумалось, что мозгу моему, наверное будет лучше тут почить, чем в том ... поганом и казённом смертном и смердящем баке...
Я приподнял крышку мусоропровода...
Помню, как держал над черным, гулким и бездонным его устьем целофановый пакет... и... сомневался.
Но не помню(!), отпустил ли я его туда, в зовущую зияющую пропасть ... , или возвратил его обратно, в мой портфель..., и отвёз ли я его... в анатомичку.
Удивительное делает нам память:
Я не помню, как я поступил.
Искренне не помню!
Видно, потрясение моё перед возникшим выбором , было столь экзистенциально значимо и страшно, что некий "Ангел Забывчивости" отобрал у меня истинный итог той странной знаковой истории.
Куда делся тот мозг, мозг того человека... -я не знаю.
Кем был он? Как он жил, тот человек? И, как попал он в этот бак в анатомичке?
Хочется думать, что душа его покоится с миром.
po beregu

275 школа, сбор металлолома

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1821650754523282&id=100000351259774
Иногда в нашей "французской школе номер 275 имени Нормандия-Неман" объявляли сбор металлолома. Помнится азарт , с которым сотни школьников бросались тогда на поиски подходящего мусора. Шутка ли , классу-победителю полагался переходящий красный вымпел!
Найденный металлолом сваливался в кучки на школьном дворе - как раз напротив нашего Дома Помещика.
Старшая пионервожатая вместе с завучем школы обходила эти горки и с видом знатока оценивала наглазок киллограммовое их выражение. И записывала в блокнот.
Было интересно потом копаться в этом мусоре. Однажды я нашел там ломаную птичью клетку и присвоил её себе.
А как-то раз... мы одолжили огромную железную тачку в соседнем гастрономе "Стрела" и с ней отправились на "охоту "к Варшавскому вокзалу, где по слухам, за забором ... были залежи металлолома.
Слухи оказались верными: Открыв незапертые ворота, мы обнаружили ГОРЫ ржавого промышленного сырья - трубы, батареи, какие-то станки и моторы!
Разумеется, то что мы были в силах поднять и погрузить на нашу тачку - мы взяли и даже сумели дотащить до школьного двора.
Так в том году наш класс оказался победителем соревнования по сбору металлолома и получил почётный вымпел.
Уже потом, когда в наш школьный двор приехал грузовик и какие-то мужики в ватниках грузили в него наши находки, мы узнали от них , что увозят они это всё на районный склад металлолома, что находится как раз у Варшавского вокзала... , именно там где мы им и "отоварились".
Помню , как мужики эти матерились, загружая вручную кузов грузовика и обсуждая необходимость потом это всё снова выгружать...
po beregu

275 , сбор металлолома

Иногда в нашей "французской школе номер 275 имени Нормандия-Неман" объявляли сбор металлолома. Помнится азарт , с которым сотни школьников бросались тогда на поиски подходящего мусора. Шутка ли , классу-победителю полагался переходящий красный вымпел!
Найденный металлолом сваливался в кучки на школьном дворе - как раз напротив нашего Дома Помещика.
Старшая пионервожатая вместе с завучем школы обходила эти горки и с видом знатока оценивала наглазок киллограммовое их выражение. И записывала в блокнот.
Было интересно потом копаться в этом мусоре. Однажды я нашел там ломаную птичью клетку и присвоил её себе.
А как-то раз... мы одолжили огромную железную тачку в соседнем гастрономе "Стрела" и с ней отправились на "охоту "к Варшавскому вокзалу, где по слухам, за забором ... были залежи металлолома.
Слухи оказались верными: Открыв незапертые ворота, мы обнаружили ГОРЫ ржавого промышленного сырья - трубы, батареи, какие-то станки и моторы!
Разумеется, то что мы были в силах поднять и погрузить на нашу тачку - мы взяли и даже сумели дотащить до школьного двора.
Так в том году наш класс оказался победителем соревнования по сбору металлолома и получил почётный вымпел.
Уже потом, когда в наш школьный двор приехал грузовик и какие-то мужики в ватниках грузили в него наши находки, мы узнали от них , что увозят они это всё на районный склад металлолома, что находится как раз у Варшавского вокзала... , именно там где мы им и "отоварились".
Помню , как мужики эти матерились, загружая вручную кузов грузовика и обсуждая необходимость потом это всё снова выгружать...
po beregu

Реб Биньёмин

                                "И было, с выходом души ее, ибо она умирала, нарекла ему имя Бен-Они ("сын печали")..."   ВНАЧАЛЕ... 35: 18).  

Я видел реб Биньёмина мельком, в конце 70-х в синагоге... 

Был он  грузным седым старцем  с отёчным широким лицом, с вывернутыми наружу распухшими красными веками и с вечно слезящимися, словно плачущими, глазами... 

Я даже не был с ним знаком, но так уж вышло, вспоминаю реб Биньёмина поныне, словно давнего знакомого - оттого , что часто в мыслях возвращался к образу его, таившему и тайну, и беду, и эту досаду ... нашего незнакомства...

Однажды, Миша К., мой юный восторженный друг и соратник по первым открытиям в таинственном мире еврейской традиции, примчался с рассказом об удивительном везении: На Владимирском рынке, за прилавком мясной лавки, он встретил некого реб Биньёмина! Он привозил из Тосно и продавал там КОШЕРНОЕ  мясо! 
Плохо ещё понимая, что это такое, но догадавшись, что это хорошо, друг мой ткнул пальцем в какой-то кусок. "Солить и мочить!!!" успел он услышать из-за прилавка, и расплатившись, помчался  домой - изучать и варить драгоценное и неведомое прежде блюдо.  
Развернув кулёк и разложив на столе его содержимое, юный натуралист, к великому своему удивлению, обнаружил  реальную коровью челюсть, а внутри... - НАСТОЯЩИЙ КОШЕРНЫЙ ЯЗЫК! И что удивитиельно, кончик языка был отрезан!
(Теперь по прошествии многих лет, можно догадаться, что над языком тем был произведён ритуальный процесс извлечения запретных жил - тогда же, этим вопросом мы не задавались...)

Как готовил кошерный язык мой товарищ, и каким он оказался на вкус? - мне не ведомо - на трапезу меня не пригласили...

Но история  запомнилась, наверно потому... что было у неё печальное продолжение.


Идём однажды с Мишей К. из синагоги, как раз по переулку Пирогова, что возле Театральной площади, и говорим о том , о сём.
- Помнишь , реб Биньёмина - мясника, что мне тогда язык продал?, - и ,кивает Миша на соседний дом - Вот,  жил он тут , и... вот окно его на третьем этаже ...
Нет его больше -   выпал реб Биньёмин из окна... Ведь он почти не видел ничего...  Может, с дверью он окно попутал.... Или, может быть, привидилось чего...  Бедный, бедный...  реб Биньёмин...   Теперь и лавку на Владимирском закрыли...

И, так жалко стало мне Биньёмина, слепого мясника, последнего на весь Ленинград продавца кошерного мяса...,  что мне в душу болью врезалась история его. И запомнил дом его. И эти окна. А рядом - эту арку ленинградского двора.

По соседству жили дядя Лёва с тётей Райей - сестрой моей бабушки. Я их часто навещал на Пирогова... И, бывало в гости к ним иду - непременно реб Биньёмина помяну.

А, ту арку возле реб Биньёмина двора... помнил я ещё за долго до до того,  как он погиб.

Я тогда учился в школе, в старшем классе, и однажды, проходя по Пирогова, я услышал звон ключей из подворотни и увидел  в арке  женский силуэт: женщина стояла в полумраке из звенела связкою ключей - как будто бы кого-то звала...
И с тех пор, по переулку проходя, непременно слушал я и вглубь двора смотрел: не звенят ли там её ключи, не стоит ли там она, одна у дома.
И казалось иногда, что будто слышу  я её и вижу тень...

А,  теперь вот, с  реб Биньёмином такое...
Как услышал я о гибели его, прохожу по Пирогова - вижу снова, словно на яву, старика седого в талесе в окне...
Как он  расправляет руки,  задирает вверх лицо с ослепшими глазами...
А потом... -  лежит нелепо на асфальте, под свинцовым небом , у  трубы у водосточной и у люка... 
Только по раскрытому окну, понятно , что старик, упал оттуда, из окна..., а не свалился с неба...


А в  Консерватории по-прежнему играют экзерсисы. 
А на Театральной площади трамваи. 
И звенят ключи всё той же незнакомки.
В Мариинском ставят "Лебединое..."
Дядя Лёва с тётей Райей ждут из школы умершую Лиечку...
А реб Биньёмин... и  поныне там лежит, на Пирогова, невидимо распластавшись на асфальте сгинувшего города. 
Он останется лежать там, и тогда , когда не станет ни кого..., даже тех, кто слышал эту историю от меня и услышит после меня. 
семейное блюдо

Ханука - "Золотое кольцо в рыле свиньи"?

"Слепцы безумные, в бестыдной наготе
Отвергшие покров родной печали!
Гордиться предками имеют право те,
Стыдиться за кого их предки-бы не стали"
С. Фруг

ПОКОНЧИТЬ С ХАНУКОЙ! Р. Меир Кахане http://abu-tir.livejournal.com/48343.html?mode=reply&style=mine

*** ***
http://aronin.livejournal.com/2009/12/11/ Ханука 1

http://aronin.livejournal.com/664767.html?nc=2 Первая свеча. ОСВОБОДИТь ИГАЛЯ АМИРА

(ханукальные истории)

http://aronin.livejournal.com/667305.html Пятая свеча

Ханука...Михаль..и Веред... http://aronin.livejournal.com/153868.html

Вот история про Матэ...(Мои учителя.)http://aronin.livejournal.com/153828.html
семейное блюдо

Забытый Сюртук


Неделя прошла , как И. , друг , наставник мой и учитель , позвонил внезапно и сказал :" ... Я приехал и хотел бы повидаться".  Я спросил : "Случилось что?!"
 - "Нет , просто так ..., не виделись давно".
Надо рассказать.
Он ждал меня с работы и мы проговорили до полуночи. Зашли соседи и друзья.
Он рассказывал , как там , приглашал приехать , посмотреть  и , как будто бы, "накручивал себя" своим восторженным  рассказом.

Недавно перечитывал письма дедушки моего.  Он рассказывал, как в конце 50-х, приехал к нему один еврейский племянник из Беларуссии , чтобы после уже двух неудачных попыток , постараться очередной раз защитить кандидатскую по теме "Советский интернационализм"...
"Не думаю , что ему это когда-нибудь удастся , -  пишет дедушка , - но я ему этого,  конечно , не сказал : нельзя же  отнимать у человека  мечту и надежду ..."
Действительно , стоит ли?  Ведь все мы , так или иначе , судорожно цепляемся за свои иллюзии.  По-этому , мой рассказ не об этом, а о занятном , почти о притчевом.

Мы посидели хорошо , поговорили , ели что нашлось и выпили , что гости принесли...  Заполночь, еле распрощались -всё говорили стоя и в прихожей ...
И вот , когда уже все разошлись - находка в комнате - реб И.  забыл свой лапсердак!  Звоню ему  - а он уже почти в Иерусалиме : " Подъеду завтра , не волнуйся ..., -говорит ,- или пересечёмся где ...".
Договорились  встретиться   "посередине" - на площади возле  Старого иерусалимского вокзала.  Обнялись. Вернул забытый лапсердак.
"Согласно психологии , -ему я говорю , - забывание где либо вещей  - явный признак того  , что человек , как бы , остаётся  в "лице вещи , как собственного представителя" в этом месте , признак  желания не уходить или вернуться ... Ведь наши вещи и одежда - часть нас самих ... ".
Заулыбались.
Я вспомнил , как один знакомый наш , занятый важными переговорами с большим чиновником , специально оставил у того свою шляпу  , чтобы был повод  вернуться к нему вновь. А тот чиновник  предлагал передать через кого-то эту шляпу или даже послать по почте , а наш "рассеянный"  всё упирался и настаивал , что не хочет того чиновника "утруждать" и приедет сам...
Посмеялись.
Тут , И.  рассказал: " Однажды был я по делам  у некого ... (Ну , назовём его "министром") , кстати , еврея ...  Поговорили мы с ним о том - о сём , а потом , дай  думаю , как повелось у нас , предложу ему  одеть тфиллин - мол , "возвышает, укрепляет" ... Тот поотнекивался : " Какой я  иудей ...  Жена  бурятка , да и вообще .... "  , но  согласился!    Накрутил я на него тфиллин ... и так расчувствовался , что ... ОДЕЛ ЕГО ПИДЖАК и пошел! Слышу , он за мной бежит и кричит: " Реб И.! Реб И. ! Вам не кажется , что Вы не тот пиджак надели?!" .
Бывает же...
Обнялись. Распрощались.
Я подумал потом , что так вот , 80 лет тому назад , на ЭТОМ самом месте , на Старом иерусалимском вокзале , встречал мой прапрадед р. Арье-Лейб Аронин рабби РАЯЦА - 6-го Любавичского Ребе .... Прапрадед мой  остался на всегда в Иерусалиме , на  и в  Святой Земле , а рабби  Иосиф-Ицхак Шнеерсон  уехал отсюда и в ТУ страну.
И ещё подумал я  потом , что одевания и примерки "чужого кафтана" - дело  вовсе не простое.   Забыв у меня свой лапсердак , мой друг , учитель и наставник , р. И.  не только "пожелал вернуться" но и на время ощутил себя  "без  мундира" , без  ТОЙ , привычной  ему формы , а ещё точнее - он одел на себя  "мой сюртук" - "без сюртука" -мою деревенскую рубаху "на выпуск" , простую , как Эрец-Исраэль.
Теперь ,  когда я возвратил ему его одежду , я могу с гордостью иногда вспоминать : "Мой сюртук "без сюртука" однажды примерял  р. И. и даже однажды уехал в нём  в Иерусалим!".

Хорошо , что его забытый сюртук я сообразил сфотографировать на память!


 


po beregu

Моя месть.

Уверен, что понятие мести ,   любви  и  места на земле ... ,  понятия генетические,  глубинные до первоистоков.
Я с детства был особо чуток к несправедливости , а в самых  первых  проявлениях антисемитизма   чувствовал ТАКУЮ  экзистенциальную угрозу по отношению к себе, которая  не могла бы быть объяснена   моим личным  детским  жизненным опытом , а ТОЛьКО  древней душой , биологическим , физиологическим , интуитивным чутьём. 
Самое первое , неисгладимое , осознанное  отношение к этому ОСОБОМУ  прищуру глаз,  искажённому излому губ,  шипящему сквозь зубы , слову "жид" , было  гораздо больше , чем  "просто слово".
Это  было событие , затрагивающее самую  сущность ,   подобное обряду Обрезания , потере девственности , особой прививке или заражению  неизлечимым  вирусом  , потрясению , навсегда меняющему  систему координат , восприятие мира и реагирование.
Хорошо помню детские фантазии мои по отношению к десятилетнему врагу , задевавшему всегда  меня и  курчавенького очкарика Феликса при каждой встрече в школьной раздевалке. 
Мне было около семи лет .
Я представлял себе себя большим и сильным , с друзьями-партизанами, с секретными подвалами под нашим домом на 7-й Красноармейской.
Я помню сон-мечту мою тех дней: Одному схватить того ненавистного десятилетнего врага , самому, без чьей-то помощи , связать его , впихнуть в мешок из под картошки (какие я видел в соседнем гастрономе "Стрела" ) ,притащить его  в укромную "малину" ... и там швырнуть его к ногам  друзей-единомышленников , и сказать , сплюнув по-мужски : " Вот ... , антисемита привёл... ".
Что надо было делать с моим врагом дальше - я не знал ...,  фантазия моя не заходила дальше и заканчивалась на этом.
В реальной жизни , будучи достаточно законопослушным  (разумным, трусливым, слабым?) я последовательно и одновременно испытал всевозможные легитимные  способы  "выживания" - убеждения и манипулирования именами знаменитых евреев , успехами в учёбе,  мимикрией под "такого ,как все" , поиска  терпимой  социальной ниши и прочее , и прочее ..., временное и ненастоящее...
Тема всё равно выталкивала меня  на поверхность.
Знакомство с Катастрофой - ошеломило.  Проглоченные книги и  рассказы очевидцев,  увиденное впоследствии своими глазами в  Литве , Латвии, Белоруссии, на Украине - восстало во мне смертельным ядом , ненавистью,  жаждой мести и желанием во что бы то не стало , выжить именно  Евреем.
Меня отрицали, а я  решил однажды:  "Я БУДУ!  И это будет моя месть!".
Мой  стратегический ответ был : " НЕ ИЗУЧАТЬ, А БЫТЬ! ".   Не изучать обычаи , историю, язык ..., а  ИСПОЛНЯТЬ ЗАВЕТЫ ,  ВЛИТЬСЯ В ИСТОРИЮ ИЗНУТРИ,  ГОВОРИТЬ НА ЯЗЫКЕ И ЖИТЬ НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ.  
Это было грандиозное,  фундаментальное открытие и решение,  рождённое заслугой предков, провозгласивших при Синайском Откровении : "Наасэ вэ нишма" - "Исполним и  (тогда) постигнем!".  Остальное  стало подробностями.
"Быть" подразумевало - исполнять.
Значительно позже  я  узнал о  трудной заповеди , заложенной в душу каждого еврея : "Совершенно сотри память об АМАЛЕКЕ! НЕ ЗАБУДЬ! ". Это и объяснило мне вечное моё "НЕ ЗАБУДЬ!" и  лютую ненависть мою и  жажду мести к каждому потомку амалека,  посягающего на самое глубинное моё  и сущностное,   ненавидящего меня  животно , инстинктивно , НЕ ЗА ЧТО-ТО,  а за то , что Я - ЭТО Я.   
" Эсав ненавидит Якова".
Ненасытная, неисчерпаемая, невозможная , вечная  заповедь "СОТРИ и НЕ ЗАБУДЬ!" - требует  своего воплощения.
Когда такая  реализация  "голоса  МЕСТИ "  физически  , "конвенционально" невозможна  или непосильна ,то   на  смену  ей приходит фантазия,  спасительная сублимация, позволяющая в  сфере  бесприпятственного воображения , вести суды и  восстанавливать справедливость.
Уверен, что работа духа,  мысли , воображения - никогда не напрасна.  Она вершит перемены , не менее того, что  по ошибке называют "реальностью".
"Швырнуть врага  к ногам  ..., и сказать , сплюнув по-мужски : " Вот ... ! " 

                                                                                                      ***   ***

Эти  размышления появились вслед за увиденным  фильмом - комиксом  "Бесславные ублюдки" и вспомненным   "Старое ружьё"   ( А по аналогии  "Ворошиловский стрелок" и  даже "Неуловимые мстители")

См:  http://aronin.livejournal.com/851661.html?mode=reply