Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

po beregu

О языке жестов.

aronin aronin
17 июня 2010, 13:08:17 UTC
СВЕРНУТЬ
Существуют психофизиологические связи между настроением , эмоциями и мимикой , выработкой гормонов , поведением ... Есть связи и обратного направления - поведение , поза , выражение лица - направляют настроение , успокаивают , расслабляют или напротив стимулируют , возбуждают.
Определённым мыслям соответствуют определённые эмоции , поведение , уровни гормонов и физиологических характеристик. И наоборот.
На этом принципе построены ритуалы , в том числе и религиозные .
Существует язык танца , жестов и т.д. Он не только самовыражает исполнителя , но и самонастраивает его и влияет на окружающих и на окружающих их мир. Это иногда называют харизмой:)
Любой поступок и жест символичен. Так посадка семечка в землю - это всегда символический акт похорон , расставания , надежды и веры в будущее. Полив , орошение - оплодотворение , жизненность, влияние. Человек , поливающий растение, непременно чувствует себя "отцом" , самоутверждается и приобретает лучшую уверенность в себе.
Символическое поведение , даже не осознанное , даже не вербализированное, влияет на мир, как лекарство , проглоченное в капсуле, влияет на организм.
Нет ничего удивительного в том , что жесты наши влияют на мир. Меру такого воздействия большинству смертных постич не дано.
Сцепленные пальцы рук - только частный пример из бесчёного их числа - знак замкнутости, окончательности, согласия и конца.
(Не даром и в нееврейской традиции похорон руки покойника смиренно складывают на груди , а не сжимают в кулак или не обхватывают ими голову ... )
Когда мы умоляем кого-то о чём-то, сцепив пальцами пальцы -мы "закрыты" и одиноки.
po beregu

Санаторно - лесная

Санаторно-лесная.

"Не замирайте на высокой ноте...
Туда, где плещет невская вода,
Вы не вернётесь.
Павловск не вернёте.
К Вам Павловск не вернётся никогда.
Злате Раздолиной. (1991 год) Илья Войтовецкий.

"Дорогая Алла, шалом!
Кажется, единственные , запомнившиеся мне , фотографии с тобой в альбоме - это те, где мы с тобой снимаемя пятилетними в Крыму!
Твой почерк я не видел с тех пор, как Вадик Петров из павловской санаторно-лесной школы подарил мне толстенную тетрадь-песенник, оказавшуюся потом... твоей. Там были очень серьезные песни вроде "Буря смешала землю с небом...
Серое небо с белым снегом..." , "Моряк в развалочку сошел на берег..." и прочие... А я туда дописал небольшую коллекцию "блатных" песен , которые помню с тех пор: "Чудо-юдо.." , "... И бледной луной озарился тот старый кладбищенский двор... и над могииииилою сыыыыына... повесился сам прокурор...", " .... ты пела так , что выли все собаки, а у соседей обвалился потолок... и я хотел без шума и без драки схватить тебя и стукнуть о пенёк..."
***
"...В нашей психушке утюги не выдавались... Гладили галстуки, мокрыми прилепляя их вечером на крашеную масляной краской стену палаты, а под утро , высыхая, они жухлой листвой осыпались прямо в кровати потерпевших.
Цвет их при этом не менялся!..."
***

Санаторно-лесная.
https://a-aronin.livejournal.com/105079.html

Первые похороны.
https://aronin2.livejournal.com/209077.html

Чапаевец.
https://aronin.livejournal.com/805800.html

Лифчик.
https://aronin.livejournal.com/1016970.html
po beregu

Глисты

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1369137543107941&id=100000351259774
Глисты.
Утро в кабинете началось с приключения:
Некая мамаша продемонстрировала мне ягодицы прыщавого подростка, страдающего зудом.
Глисты,- констатировал я, заметив шевелящуюся там мелкую бледную гадость, - надо гнать..., немедленно гнать! -дело обычное.
Собрался , было, выписать рецепт, рассказать о профилактике, но.... вдруг услышал тонкий писк, картавый этакий, дребезжащий, чуть похожий на комариный: "Р-рродина моя! Я тут ходился , и никто мне не будет гов...гов...говн...норить, где мне жить и где моя одина!"
Я, конечно, испугался - звук исходил именно из того самого зудящего места.
Покрутил я головой, потёр уши , думал, показалось..., но писк не умолкал: "...ажданские п-ава, ...авные седиавных, одина!"
Присмотревшись , понял: Да! Повизгивала та самая, известная всем, белесая извивающаяся и слизящая тварь, оказавшаяся, к тому же, говорящей!
Ну и ну..., - пробормотал я, и уверенно выписал рецепт, на глистогонное средство.
Через неделю просил повторить лечение.

Вот и всё. Хорошего дня!
po beregu

Ванная. Аннушка "Кухонная". (7-ая Красноармейская)

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3844683915553279&id=100000351259774
Ванная. Аннушка "Кухонная".
( 7-я Красноармейская)

Я уверен, что пространство помнит все. Более, того: "прошлое, сегодняшнее и будущее" вечно находятся одновременно в той же точке координат. Просто они разобщены друг от друга убожеством нашего воображения.
Вот, к примеру, Храм на Храмовой Горе - поднимаюсь если в Старый Город..., лишь глаза прижмурю - вижу: СВЕТИТСЯ! ОН БЫЛ, ОН ЕСТЬ И БУДЕТ!
Так и прочее на свете всё... , дома, люди, птицы..., и даже ... наша ВАННА.
Интересно, остался ли на всем белом свете хоть кто-нибудь, кто мог бы вспомнить со мной эту ванную комнату из давным давно перестроенной коммуналки нашего детства на 7-й ?... Ведь она поныне там, парит где-то в воздухе среди разрушенных стен, прямо в центре нового лекционного зала... в нашей квартире.
Зажмурю глаза и представляю: Сидят в этом зале серьёзные дяди и тети, важный лектор им что-то вещает..., а там , среди них, как ни в чем ни бывало, расхаживает сибирский кот Фомка, кукует из часов соседская кукушка, тут же на верёвках, прямо над их головами Марь-Васильевна белье развешивает и под нос себе чего-то напевает... Бабушка посуду моет в синем тазике, а из ванной лезет пар и слышен плеск воды и грохот старого корыта...
Я смотрю из-за угла, и еле сдерживаю смех, рот ладошкой закрываю... А они..сидят, записывают и НИЧЕГО-ТО, НИЧЕГО не видят!

*** ***
Конечно же, примерно до годовалого возраста меня мыли не в той общей ванной, а прямо в комнате, в жестяном корытце, установленном на двух стульях, возле стенки. Помню: как корабль в океане - большой деревянный термометр для воды, плавает себе средь айсбергов из мыльной пены и между двух торчащих островков - моих коленок.
Узоры орнамента на обоях, вероятно, были безпредметны, но так похожи были на лошадок!

За тяжелой дверью длинного коридора общая ванная...
Стены, пузырятся шелухой сине-зеленой краски.
Серая с ржавыми подтеками железная раковина и такая же серая ванна, с выбитой эмалью и царапинами всюду...
Вечно протекающие краны перевязаны какой-то тряпкой с них тонкой струйкой капает вода. Бетонный бурый пол.
Над ванной - некогда желтая, но давно уж выцветшая плесневело-серая клеёнка, прибитая гвоздями к стене.
Ржавые разводы тянутся зигзагом вниз...
Над этой клеенкой под высоким потолком большое, забитое нестроганными досками окно, ведущее в каморку нашей "кухонной" жилички - дворничихи-лимитчицы. ( Вход в ее комнатушку был парямо из общей кухни.)
Если в ванной комнате темно, то через щели между досками пробивался тусклый свет из "кухонной" её каморки. Разумеется, и дворничиха, всякий раз, поневоле становилась соучастницей всех банных процедур ее соседей.
Из утвари ванной комнаты - общественная облезлая табуретка, да несколько старых тазов и лоханок, висевших на стене на огромных, разумеется, тоже ржавых крюках.
Дни пользования ванной были строго распределены между жильцами.
В установленный день очередной ее обладатель привязывал на ручки двери тряпку или старое полотенце для более плотного закрытия двери - "чтобы тепло не уходило" - верный знак того, что помещение занято - банный день счастливца начался.
С этого момента вход посторонним был запрещен - мыть руки или чистить зубы всем приходилось только на кухне.
В начале ванна тщательно мылась хлоркой, ошпаривалась кипятком и хорошо согревалась включением горячего душа, так что клубы белого пара выбивались из-за всех щелей, а внутри самой ванной комнаты ( и наверное в комнате "кухонной" жилички) царил душный беспросветный горячий туман.
Банным днем нашей семьи был четверг.
Приносили свои мочалки, полотенца и мыло - в общей ванной ничего личного, конечно, не оставляли...
Мама и бабушка заваривали в тазике лечебный терпкий порошок сухой ромашки и мыли этим волосы. Вероятно тогда это считалось полезным, но с этих пор популярный ныне цветочный чай из ромашки неизменно напоминает мне ванну моего детства.
Поскольку семей в нашей коммуналке было пять, то два дня в неделю ванная комната оставалась незанятой, и уже в школьные годы мне иногда удавалось захватить ее на пару часов, чтобы в темноте покрутить фильмоскоп с диафильмами, проявить фотопленки или напечатать фотографии...

АННУШКА "КУХОННАЯ"

С этой ванной связана постыдная история, участником которой я к несчастью оказался.
Было мне, наверно около восьми, а может, десяти лет - самый пионерский возраст...
Как-то раз я слышу: в дверь звонят! Звонок. Еще звонок. Потом подряд, настойчиво, протяжно... Хоть и не к нам ( к нам было 3 звонка), но почему бы не открыть? Открыл. А на пороге трое мужиков с повязками на рукавах пальто:
"ДНД "- " Добровольная Народная Дружина" - дружинники значит... Шапки-ушанки одинаковые на головах... и с ними тетки две в серых платках. Одна, вроде бы, за главную у них, а другая , обиженная, как бы - глаза заплаканные, красные, носовым платочком сизый нос утирает...
- Анисимова где живёт? ,- спрашивают.
Анисимова - это наша Аннушка "кухонная" - дворничиха-лимитчица, что в комнатенке при кухне тогда жила.
Тихая она была такая..., длинная, дородная и неуклюжая, вечно в ватнике зеленом, и в валенках с калошами, голова платком замотана - только нос торчал. Такой ее я и запомнил. Даже сколько лет ей было я не знал. Проходила через кухню, выходила..., то с лопатами для снега, то с метлой.
- Покажи нам комнату её!
Конечно, показал, на кухню их отвёл - интересно мне : не каждый день дружинники приходят к нам в квартиру.
А они стучат ей в дверь:
- Анисимова дома? Открывай! Сказал тебе, открой!
И другой нагнулся к скважине замочной и кричит:
- Мы знаем, что ты дома! Открывай, иначе хуже будет! Дверь сломаем! Выходи!
И ногою в дверь.
Ногою в дверь!
Я же подсобить хочу - не зря же "гости" заявились - символ справедливости, порядка - "ДНД"- почти милиция! Если уж пришли - то есть за что. Да и жалко: станут дверь ломать! А еще - азарт участия. А зачем и почему не так уж важно.
Словом..., говорю я им : "Там в ванной в её комнату окно!" ,- и повел их прямо в ванную, и показал.
Влез на ванную один из них ногами, доску дёрнул, отодвинул чуть и голову туда засунул в щель!
А потом как закричит:
- Вижу!!! Анисимова выходи! Я тебя вижу!
Оба выходите, я сказал!
А потом на кухню все пошли опять.
Дверь открылась и выходит из каморки "Кухонная" Аннушка. В ватнике своем и в валенках с калошами. А за нею мужичок такой - сморчок- по плечо ей будет- алкашок, Колюня-Коля, я его на кухне видел иногда - приходил то к Ольге, что напротив, то ещё к кому... Словом, знали его все в квартире... Коля.
Он польтишко мятое застегивает на ходу и свой шарфик заправляет синий в клеточку.
Тут его дружинник под руку берет, видно, чтоб не убежал и командует: "На выход! В отделение поедем разбираться!"
Не успела вся компания покинуть кухню, как заплаканная та, с глазами красными, к Колюне подлетела, стала оплеухами его лупить по голове - даже шапку сбила! Еле оттащили! А потом уж в общем коридоре она на Аннушку "Кухонную" напасть пыталась, всякими словами на неё...и даже сумочкой в пыталась...

Я потом боялся Аннушке попасться на глаза - вдруг ей рассказали, что это я окно в ее засаду указал?
И Колюня навсегда исчез из нашей кухни.
А потом и Аннушка пропала...
Может ей прописку отменили, или так..., уехала сама...
Зря я влез тогда легавым помогать.
Виноват я перед нею и перед Колюней.
po beregu

Барьер. Вежинов

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3415001688521506&id=100000351259774
Барьер.
Одноименная повесть Павла Вежинова в переводе с болгарского , впервые опубликованная в журнале "Иностранная литература" 1978г. - стала потрясением для людей моего круга.
Она перепечатывалась самиздатом, передавалась для чтения и обсуждалась в избранных маргинальных компаниях, была знаковой, как код и пароль для " юношей, обдумывающих житье", диссидентов , психиатров , "акцентуированных личностей" и завсегдатаев питерского "Сайгона" и "Коммуны"...
Появившийся в кинопрокате в 1981 году фильм с участием И.Смоктуновского, уже не был столь культовым, хоть и был несомненно популярен : тема летающих людей , мечты и безумия была всегда элитарна от "Блистающего мира" Александра Грина..., "Чайки Джонатана Ливингстона" Р.Баха и до А. Макаревича "Он был старше её...", явно обыгравшем песней сюжет "Барьера", отпечатавшийся в его памяти еще с юности ...
Для многих из нас летавших, бросавшихся из окон, срывавшихся в самую пропасть... эта трагическая и фатальная романтика роковой любви , с годами нашла витиеватые лазейки для пошлого, банального и обывательского ...
Выпавшие из окон, как из гнезда, размазанные по асфальту , но почему-то не погибшие, мы подобно раненым птенцам обреченным на неполет, все еще задираем головы вверх и в жажде раскрываем клювы.
Вот, он Павел Вежинов теперь на моей книжной полке. 2 тома. Нам будет с ним о чем поговорить...
https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B5%D1%80_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC,_1979)
po beregu

(no subject)

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3434549403233401&id=100000351259774
Наступит время, когда не только народы выстроятся очередью, чтобы поклониться Иерусалимскому Храму, но и каждая зефирина или чужеродная шпрота в банке будут умолять, чтобы их сюда взяли и съели, и превратили в какашку Святой земли, а потом и в саму землю....
Сегодня консервы, конфеты и прочий экспорт опережают людской поток.
Они "сообразительнее" глупых людишек.
po beregu

Побег р Менахема Мендела Аронина..., Сенно.

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3435537459801262&id=100000351259774 (фото)

Сенно. Чудесный побег моего прадеда р. Менахема Мендела Аронина от ГПУ...

- Бабушка, расскажи мне о детстве в Сенно...
- Хорошо..., только ешь!
И она рассказывала.
Этих историй было великое множество..., только жаль, что слушал я их , скорее как музыку, а не как текст, не слишком вдаваясь в слова и увы, запомнил только отдельные истории...
К тому же я и поныне не могу точно сказать, какие из этих рассказов действительно произошли в нашей семье, а какие почерпаны бабушкой из народного фольклора или книг Шолом-Алейхема, Менделя Мойхер-Сфорима или Ицхака Лейбуша Переца....
Когда-нибудь, когда все встанет на свои места, я постараюсь распросить поподробнее мою бабушку , вспомнить все, что было и попробую сам во всем разобраться...

Вот еще история про бабушкиного отца, рава Менахема Мендела הי'ד.
Тяжелое было время после 1917 года...
С очень печальной улыбкой бабушка рассказывала, как радостно в местечке восприняли революцию ..., как сама она восторженно маршировала с красным флагом по улице Бедноты ( потом переименованную в Пролетарскую). Какую гордость она испытывала, когда знакомые и соседи, показывали на неё пальцем и говорили ( конечно, на идише): "Смотрите, шойхетова дочка ( прадед был шойхетом, моэлом, меламедом) в первых рядах!"
Надо сказать, что в "первых рядах" комсомола, ЧК , а с 1922 года ГПУ , радостно выступали многие жители местечка...

"На Сенненщине первая комсомольская организация появилась во второй половине1919 года. В ячейку входили 12 человек. Имена комсомольцев 1920-х годов и их воспоминания о становлении комсомольского движения в районе сохранились в архивах краеведческого музея, ведь значение имени очень важно: Л.Сувальский, Реаль, Каплан, Золотухин, Командышко, А.Штейнбок, М.Кожарский, И.Марцинковский, В.Дубровкина, С.Гутин, и др. "
(http://www.senno.by/?p=2205)

Дело было в конце 20-х.
Старшие дети уже уехали учиться в Москву и Ленинград, а Менахем Мендел с младшими детьми и его второй женой Машей, появившейся после смерти прабабушки, по-прежнему оставались в Сенно...
Чем он тогда кормил семью - трудно сказать: По воспоминаниям его младшего сына Исаака, он и его-то учил Торе в тайне, запершись в комнате , занавесив окна и при свече...
"Продразверстка" изъяла из местечка не только скотину, но и голодных задрипанных кур - так что , на шхиту... и тем более на обрезания его не часто приглашали...
Пожалуй, самым горьким было то, что в сеннинских "органах" работали "свои"..., такие "свои", что досконально знали не только язык, но и мельчайшие подробности традиционной еврейской жизни...
Чем им насолил Менахем Мендл? Может тем, что числился у них "работником культа"? Или своей американской родней? Отцом в Палестине? Посылками от ДЖОЙНТа?
Мало ли причин... Словом, постучались они однажды в дверь настойчиво и страшно, и как раз, накануне субботы, может свечи уже зажгли - знали, когда "врага народа" надежнее дома застать...: "Мендель дома?!".
А Мендель после бани и миквэ как раз прилег на печку подремать...
- Какое там!,- словно сам ответил язык Маши (Как язык билаамовой ослицы вдруг заговорил!) ,- Уехал он на субботу к Ребе!
Раньше воскресенья его теперь не жди...
Не повезло незванным гостям - пришлось им арест отложить, ушли они ни с чем...
Разбудила Маша Менахема Мендела , рассказала обо всем и велела ему из дома нос не казать... Только суббота миновала, собрал он катомку и скорее из Сенно бежать. Прятался где-то пока не приутихло... Домик в Сенно продали - сосед их бывший, Марцинковский , комнатку семиметровую в своей квартире в Питере на Саперном переулке 10 , в квартире 14, уступил... Жили они там с Машей, до самой его смерти в блокаду 1941, 31-го декабря , накануне поста 10 Тевета поднялась его когенская душа в Небесный Иерусалим.
А Марцинковский умер там же через год.
‐----------
На фото: Бабушка Эстер, Исаак ( в ярмолке!), Рая, Муля, Менахем-Мендл, Айзик с девочкой, возможно с моей мамой Люсей .
‐----------
http://senno.vitebsk-region.gov.by/ru/photogalereya-ru/getRubric/3/
po beregu

Записки об аресте. "Мивца махпиль". Оранжевая палатка. 1994 год. 1-8. фото в фейсбуке

1) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3216917284996615&id=100000351259774
( "Мивца Махпиль". Записки об аресте 1.)
Оранжевая Палатка.
Признаюсь, для меня она была не просто палаткой, а Палаткой..., имевшей, как и всякая сакральная вещь, свою глубинную предысторию и несомненную обреченность на сюжет возвышенный и трагичный.
Прощупывая тему возникновения палаточного образа - это нечитаная в детстве, но стоящая на почетном месте бабушкиного секретера книга Юрия Нагибина, а позже, эпохальный фильм по его же сценарию "Красная палатка"...
Возможно, под влиянием сего романтического символа, ещё в студенчестве, отправляясь в свой незабываемый побег на Дальний Восток, я приобрел в магазине именно оранжево-красную "полутораместную" палатку..., с которой и в которой меня ,разумеется , ждали самые необыкновенные открытия и приключения...
Уже вернувшись из Приморья, я ещё много дней и ночей провёл в ней, в этой палатке, и со временем привык к ней, как привыкают к любой старой доброй вещи с которой многое пережито и с которой всегда есть , что вспомнить, о чём погрустить..., или же утешиться верностью её и постоянством...
Спустя годы, когда Небесное Проведение распахнуло моей семье ворота на Святую Землю..., среди слишком многого, из чего "вырос" и непосильным грузом оставляемого за спиной, я почему-то, тоже, не взял её с собой, ту палатку.
Я заменил её на новую, уже трёхместную, как казалось тогда, куда более подходящую для для возможного устройства на новом месте.
На эту, обновлённую палатку, конечно же, тоже оранжевую, ставшую, как бы, продолжением предыдущей ..., я перенёс свою любовь и привязанность к прежней, самой первой моей, дорогой и никогда не забываемой из прошлой жизни...
На неё, (как, впрочем и на два складных велосипеда) я возложил прекрасные и нелепые свои заботы и тревоги о дальнейшем устройстве в ещё неизведанной Стране Израиля: Что, если на первых порах негде будет жить? (А, как перемещаться, если не будет даже денег на транспорт?)
Так заветная Палатка оказалась на Святой Земле, в Иерусалиме, сначала на съёмной квартире, а вскоре уже, на антресолях собственного дома...
Долгие семь лет ждала она там своего Часа, пока однажды, именно в седьмую годовщину нашей Алии - в мае 1996 года, вместе с прочим , пусть не нужным, но памятным скарбом , она перенеслась в недавно возрождённую деревушку в Иудейских горах - в Бат Айн (Зеницу Ока), что посредине между былыми столицами Израильского Царства - святыми городами - Иерусалимом и Хевроном.

2) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3235286649826345&id=100000351259774 (2)
Оранжевая Палатка. ( "Мивца Махпиль") Записки об аресте 2
(Начало здесь: https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3216917284996615&id=100000351259774)

Печально наверстывать упущенное... Словно, приходящее с годами, запоздалое желание изучить семейный альбом, разузнать историю предков : кто они, какими они были, чем жили?
Примерно так я погрузился в чудом сохранившуюся инструкцию к Палатке: Технические характеристики, место производства, правила использования и хранения...
Листаю... и будто заново встречаю друга, узнаю о нём, каким он оказывается был!
Какой же она была, моя Палатка!
***
Зима 1993-1994 - время "вахканалии Осло".
Власть в стране оказалась захваченой мафиозной, незаконной, преступной хунтой.
Одураченные и купленные ничтожества не скрывали своей радости: Их жажда к наживе, вседозволенности, их разрушительная ненависть ко всему духовному, национальному, их галутская ущербность ... нашли своё приложение.
Царил беспредел преследования и насилия со стороны властных структур, дезинформация, подстрекательство, кипящая ненависть по отношению к несогласным с тогдашней "сделкой века".
Все шло к обескровливанию, разделу Святой Земли, внедрению на ее территорию вражеских иностранных бандформирований, вооружению их и изгнанию евреев из домов.
Этот сатанистский "праздник мира" сопровождался разгулом арабского террора, вскормленного и инициируемого архитекторами самоубийственного процесса ...
В духе сумашедшей мистерии, воистинну достойной той психбольницы , где я работал, коллеги мои по иерусалимской "Тальбии", (в том числе наимерзейшие из называемых "олим хадашим" - "поднявшиеся в Сион") весело отмечали с арабскими сотрудниками "Шампанским" и сладостями , яко бы, наступающий "мир"...
Моим протестом и поступком тех дней был переезд в караванный , тогда ещё , посёлок Бат Айн, (см. "Ямей Пурим" https://aronin3.livejournal.com/8523.html ), увольнение из больницы и трудоустройство "уездным доктором" в округе...
Незадолго до Ту-би-Швата появилась информация о готовящейся акции сопротивления , организуемой поселенцами и движением "Зу Арцену" ( " Это наша Земля") под руководством некого Моше Фейглина.
Идеей организаторов этого мероприятия , названного "Мивца Махпиль" ( Акция Удвоения), как я тогда , в силу своей наивности и неопытности это понимал..., было внезапное увеличение еврейских опорных точек на Земле Израиля, то есть, вместо уготовленного нам правящей бандой удушения и изгнания, предполагалось совершенно противоположенное поведение - одновременный выход активных групп за пределы их поселений и основание там новых!
Я был в восторге: наконец-то настоящее дело!
Весь предыдущий революционно-романтический опыт, все читаное и впитаное о первых поселенцах, о билуйцах, акшаре, " башне и ограде", рана пережитой Катастрофы, унижение гэбэшным галутом, вся ненависть и призрение к колаборационистам, вся моя безумная жажда и выстраданная любовь к Эрец Исраэль - все это здесь и сейчас находило свое выражение и настоящем Деле!
"Шлухос мицва- эйн нэзикин!" - " Посланец заповеди не имеет ущерба!" - повторял я урок нашего ленинградского шамеса - Авром Абы.
"Леатхила арибэр!" - "Изначально, прыгать выше планки!",- как учил нас Ребе!
Великое Чудо спустя тысячелетия вернуло меня на МОЮ, МНЕ ОБЕТОВАННУЮ, Святую Землю... И, вот теперь, когда я ВЕРНУЛСЯ, чтобы возраждать ее, сажать и строить дом и Храм, когда Машиах уже рядом...., какие-то отбросы, предатели, и скопища "эрев рав"- посмели замахнуться на самое для меня святое?!
"Никогда больше!",- учил нас рав Меир Кахане, да отмстится его кровь!
За моей спиной было так много людей и событий... от библейских пророков, до жертв 9-го форта и гулага... Со мной была моя семья, родители, дети , родня, друзья...- все те , кто приехал в Израиль со мной и за мной.
***
Пробный выход за формальные границы Бат Айна и установка там нового лагеря предполагались на праздник Новолетия Деревьев - на Ту-би-Шват. А основной выход через день - на исходе субботы.
Был седьмичный год, год Шмиты, и закладка нового поселения должна была заменить привычную для этого дня посадку деревьев.
В случае помех со стороны властей планировалось возвращаться на выбранное место вновь и вновь - благо вагончики-караваны, в которых мы жили , находились в 10 минутах ходьбы от выбранного нового участка.
Тогда же нам выдали распечатаные инструкции о проведении "Мивца Махпиль". (См. фото ниже)
За несколько дней до выбранной даты один из односельчан - Нафтали Таль пригнал целый фургон необходимого для "мивцы" снаряжения: походный инвентарь, резиновые сапоги, перчатки, комбинезоны - хермониёт... Все по оптовой и низкой цене! Продажа шла бурным темпом - я, разумеется, тоже приоделся и вскоре уже ничем не отличался внешне от бывалых первопроходцев, наследников "Гуш Эмуним".
Погода стояла холодная, дождливая, туманная. Выяснилось вдруг , что нет у нас самого главного для обустройства лагеря - какого ли временного укрытия от ветра и дождя - ТУТ И ВСПОМНИЛАСЬ МОЯ ПЛАТКА! ОНА, НАКОНЕЦ, ПРИГОДИЛАСЬ!
С КАКОЙ ЖЕ РАДОСТЬЮ, С КАКИМ ВОСТОРГОМ ОТ ТАКОГО Б-ЖЕСТВЕННОГО ПРОВЕДЕНИЯ, ОТ ЭТОЙ "АШГОХИ", Я ВРУЧИЛ ЕЕ, МОЮ ЛЕНИНГРАДСКУЮ ОРАНЖЕВУЮ ПАЛАТКУ ОРГАНИЗАТОРАМ МЕРОПРИЯТИЯ, ДЛЯ ОБЩЕГО ДЕЛА!
Сам же , отправился домой, рисовать плакаты, призванные обозначить нашу позицию, цели и взбодрить участников"мивцы".
Я самолично нарисовал два экстравагантных , казалось бы, амбивалентных лозунга, вполне в духе той культуральной маргинальной среды, в которой прошла моя питерская "околосайгонная" юность ( см. о кафе "Сайгон".)
На одном плакате красовалось, разумеется, по-русски, "белогвардейское":
"КРАСНАЯ СВОЛОЧЬ НЕ ПРОЙДЕТ!" ( что подразумевало левых , социаллистов и прочих "коммуняк"), а на другом :
"ДОЛОЙ ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО!" (что, конечно, выражало мое отношение к банде, захватившей власть, как к явлению временному, которым придется скоро " Кто там "временные"? Слазь! Кончилось ваше время!".
Законным , не "временным" правительством я искренне считал Сангедрин - не даром же, уже несколько лет регулярно платил взносы в "Движение за Строительство Храма " - "Тнуа ле кинун а-Микдаш" , принимал участие в его мероприятиях и даже на заднем стекле моего поселенческого драндулета красовалось: " Да, будет отстроен Храм!".
Пара не слишком качественных фотографий со мной и плакатом ( см. Фото ниже )...имеет историческую ценность только в силу того, что достались они мне , будучи впоследствии героически выкраденными одним из моих приятелей во время допроса в полиции...
(Никогда не забываю Владимира Савельева - моего друга юности, убитого киллерами вскоре после того, как на допросе в кэгэбэ он опрометчиво умудрился стащить из собственной папки страничку с донесением сексота...
Потому особо ценю смелость приятеля, предоставившего мне памятный "фотосувенир" из израильской охранки.)
3) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3259981190690224&id=100000351259774 (3)
Записки об аресте 3.
Мивца Махпиль. Оранжевая палатка.
(Начало в комментарии 1-2)

В первом, пробном , ночном заходе я не участвовал - берег силы- ведь на завтра, в канун субботы предстояли приёмы в нескольких поликлиниках...
А, утром тревожные вести: Узнав о начале "Операции удвоения" силовики тот час объявили окружающие Бат Айн земли "ЗАКРЫТОЙ ВОЕННОЙ ЗОНОЙ", пребывание там наказуемым и запугали, "штрафами и сроками...".
Группу уже оказавшихся там "разведчиков" немедленно разогнала армия и полиция.
Ликвидаторы разломали едва установленные поселенцами временные навесы из жердей, а главное... конфисковали МОЮ ОРАНЖЕВУЮ ЛЕНИНГРАДСКУЮ ПАЛАТКУ, ставшую вещественным доказательством "нарушения военного указа".
Это была первая наша потеря, наш первый "взятый в плен".
Тем временем, поддавшись уговорам штатных функционеров местных советов, большинство групп, изначально вызвавшихся участвовать в "Акции удвоения" предательски самоустранились.
Несмотря на это, активисты Бат Айна выход на местность на исходе субботы не отменили.
Итак, совершив обряд "Авдолы", собрав рюкзачёк и нарядившись в новую, от дождя и ветра защитную униформу, взвалив на плечо палки со своими одиозными лозунгами про "КРАСНУЮ СВОЛОЧЬ..." и "ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО...", я простился с домашними и отправился в туманную тьму и неизвестность, к назначенному накануне месту сбора...
За соседней скалой, среди древних террас, бесконечными ступенями сбегающими в долину Аяла, возле замшелых развалин заброшенного овечьего загона уже горел костерок...
Нас собралось человек двадцать моих соседей и друзей - чуть ли не половина мужской части нашей деревеньки.
Установили лозунги :"Эрец Исраэль бэ сакана!"- "Земля Израиля в опасности!" и прочие на тему.
Мои плакаты, написанные по-русски, стали весёлой затравкой к свободному переводу и историческому экскурсу к временам русской революции , НЭПА и красного террора...
Противно моросило.
В нескольких метрах от огня не видно ничего.
Разместились по кругу на камнях. Пытались петь что-то "сионистское"... Заняться-то особо нечем - ведь какие-то доски, палки для импровизированного строительства, силовики изъяли ещё накануне.
Напомню : времена ещё "досотовые" - ни мобильников, ни "планшетов". Только, кажется, у одного-двух какие-то переговорные устройства с антеннами, да парочка карманных радиоприёмников - пытаемся услышать новости ; Как там , в мире, в других поселениях? Да, какое там... - только треск и хрип, и обрывки слов...
Сидим в темноте под дождём и ждём непонятно чего...
Отошел чуть прогуляться - вижу: там, невдалеке на горке - фары пробиваются в тумане! Много! Движутся в нашу сторону, потом встали - дальше только тропы...
Я бросился к Моти Карпелю - авторитету нашей группы: "Машины, армия!!,- кричу я ему,- Что делать будем?! Растворяемся во тьме или сопротивляемся?!"
"Да?! Уже приехали?!, - радуется Моти, - Прекрасно!!!,- и кричит что-то в рацию,- Внимание! Все сидим, отказываемся уходить! Пусть арестовывают! Чем больше нас арестуют - тем лучше! Нам именно это и надо! Места в тюрьмах на всех не хватит и они нами захлебнутся!"
Странная история - игра в "Зарницу" какая-то..., как в пионерскую юность... - тут-то и "упал у меня ассимон" (так в те времена определяли ситуации, когда жетончик проваливался в телефон-автомат. В смысле:"До меня , наконец-то, дошло!")
Значит, нам предстояло оказаться пассивной, не сопротивляйющейся массой, своим удельным, физическим весом мешающим предательской власти осуществить свой катастрофический замысел... Даже не "закрыть своим телом вражескую амбразуру", даже не "пасть в бою", а просто стать "мешком, баластом, весом, неприятным препятствием на рельсах..."
"Главное: Не сопротивляться и не разбегаться! Пусть арестовывают! Нам только этого и надо!",- именно такие я слышал инструкции.
Не ТАКОЙ я себе представлял БОРЬБУ за Эрец Исраель!
Ни паники, ни тревоги в нашем стане..., все шутят , улыбаются, ни гнева , ни готовности к сопротивлению - "пионерский костёр" -да, и только... Только уже без моей ПАЛАТКИ...
Вскоре ОНИ появились, высветили фонарями наши лица, объявили приказ: " Закрытая военная зона. Немедленно покинуть, иначе будете арестованы и подвержены суду и наказанию. Пять минут на сборы - после этого арест."
Кое-кто встал и исчез в тумане, но большинство осталось сидеть. Почти как в Питере во время налётов гэбни...
Эти пять минут , кажется , длились значительно дольше - мне было о чём подумать, особенно, когда эти ряженные в армейскую форму погромщики, оцепили нас , сидящих, плотным кругом и неподвижно стояли над нами, расставив ноги на уровне плеч и выставив локти. Были ли они вооружены - не помню, но ассоциации были самые мерзкие: словно кадры из какого-то старого фильма про фашистов и партизан.
Нелепейшие мысли : "Шепнуть друзьям по кругу ... и.... по сигналу... резко вскочить и одновременно напасть на "врагов"? Что с ними , с этими "врагами" делать дальше - фантазия моя не подсказывала.
И, ещё, мучительный, риторический вопрос : "Как же так?! Святая Земля..., после ВСЕГО, что с НАМИ было за две тысячи лет галута..., после изгнания, инквизиции, погромов, Катастрофы..., после унижения , боли, крови..., после удушения советской властью..., Чудом , выжив после всего этого, оказавшись ЗДЕСЬ, ВЕРНУВШИСЬ в поднебесную ЭРЕЦ ИСРАЭЛЬ, сидя на её СВЯТЫХ КАМНЯХ, В СВЯТОМ ТУМАНЕ, ПОД СВЯТЫМ ЛЕДЯНЫМ ДОЖДЁМ , НА СВЯТОМ ВЕТРУ..., В САМОМ СЕРДЦЕ ЭТОЙ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ, между ИЕРУСАЛИМОМ и ХЕВРОНОМ, в Иудейских Горах..., я..., очкастый ленинградский "еврейчик", воспитаный белыми ночами, поэзией "серебряного века", разгромленными кладбищами, но ещё и декабристами, Фругом, Бяликом, Жаботинским, самиздатовскими подпольными брошюрами, идеями рава Кука, Меира Кахане, благословлениями Любавичшкого Ребе..., совершая САМО СОБОЙ РАЗУМЕЮЩЕЕСЯ, ПРАВИЛЬНОЕ, ЗАКОННОЕ, НЕСОМНЕННО ПООЩРЯЕМОЕ СВЫШЕ, ЗАПОВЕДАННОЕ действие ...., почему-то, как ВОР В НОЧИ, КАК ПРЕСТУПНИК ... окружен теперь этими чужими и чуждыми, непонятно откуда взявшимися ЗОМБИ, МОРАЛЬНЫМИ УРОДАМИ, ряжеными в военную форму МОЕЙ СТРАНЫ, пришедшими не на помощь мне, а чтобы ИЗГНАТЬ меня из МОЕГО ДОМА, С МОЕЙ ЗЕМЛИ!!!
Помню, я пытался рассмотреть их лица, заглянуть в глаза этим отморозкам, окружившим нас..., но напрасно : в свете фонарей, все они казались страшными бесами - все на одно лицо...
Я пытался, было, пробудить в себе чувство братской жалости к этим украденым системой , одураченным мальчикам, совершающим кощунственный грех..., но тщетно: кроме отвращения, ненависти и боли... я не испытывал к ним ничего - в их возрасте они были ОБЯЗАНЫ ПОНИМАТЬ ПРОСТЫЕ ВЕЩИ - где добро и где зло ... и обязаны сами нести ответственность за свои поступки, не ссылаться на чей-то преступный приказ.
"Ваше время истекло! , - заорал главный из погромщиков, - Вы арестованы! Начинаем эвакуацию! Приказываю следовать за мной к автобусам!..." Никто из наших не сдвинулся с места.
Я вцепился в ближайшую глыбу.
Почему-то вспомнились из детства, из томика Йосифа Уткина, из бабушкиного секретера, выбранные ею и разученые мною на школьный "Конкурс чтецов" стихи :
"...И он упал, судьбу приемля,
Как подобает молодым:
Лицом вперёд, обнявши землю,
Которой мы не отдадим!..." ...
Как давно это было... В четвёртом классе нашей французской школы имени "Нормандии- Неман". С каким выражением я читал тогда в пионерской комнате эти стихи перед районной комиссией! Как оценили они тогда мою декламацию и даже направили меня в "Городской клуб чтецов", что на улице Желябова... Это был 1967 год... Я ходил туда с Лорочкой - моей соседкой по парте... Я тогда ничего не знал про Шестидневную войну... и о существовании Израиля впервые узнал накануне... Когда-нибудь..., я буду часто наведоваться в соседний с "Клубом чтецов" дом - В городской ОВИР - добиваться разрешения на выезд...
"...Лицом вперёд, обнявши Землю,
Которой мы не отдадим!..." ...
Двое солдатиков вцепились в меня, схватили под руки и начали тащить в гору.
4) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3262355353786141&id=100000351259774
Записки об аресте 4.
"Мивца махпиль".
Оранжевая палатка.

(Начало в комментарии 1- 3)

ОХОТА НА ЖИВЦА.
Рассказ - это охота на живца : "Нанизанный на крючОк" и брошенный на пробу шепотком, он постепенно обрастает новыми подробностями и замысловатыми сюжетами, как нитка в море , кристаллами и жемчугами...
Главное - вовремя вытащить , не передержать и не упустить

ЛИСТ ТАЯ.
Упоминания ПАЛАТКИ И БАТ-АЙНА

Моше Фейглин
ТАМ, ГДЕ НЕТ ЛЮДЕЙ
перевод Н.Радовской
изд "АХАЗ"
Кирьят Арба (Хеврон) 1999

стр 60:
"...Поезд, летит под откос! Для предотвращения катастрофы каждая палатка имеет значение..."

стр 61:"... Даже если эту палатку поставят любители отдыха на природе, он пошлёт против них целый батальон. Так что не бойся - армия прибудет.
- Ещё как прибудет... "

стр 87:
"...Бат-Айн (ишув "хозрим бе-тшува" - вернувшихся к религии, не связанный абсолютно ни с каким истеблишментом)..."

стр 88:
"...- Во вторую ночь - ишув Бат-Айн. (Мы очень верили в них. Они будут действовать, даже если первая ночь закончится провалом). "
"...Вторая ночь принадлежала Бат-Айну. Более близкое знакомство с его жителями породило во мне нечто схожее с чувством некоторой собственной неполноты. У этих людей глубокие и пронзительные глаза, чистая и оптимистическая вера, близость к природе и деятельная жизнь. Один пазводит коз, другой руководит в городе известной клиникой, третий проводит весь день в бейт-мидраше - учится. Дома, которые совершенно незаметно соединяются с естественными террасами, они выстроили своими руками, не желая использовать арабский труд. Их дети выглядят так, словно только что, перед возвращением домой, видели битву Давида с Голиафом..."

стр 89:
"...Соотношение между брошенными против нас силами и ничтожным размером новых "поселений" было по-настоящему смешным . Когда я увидел эти батальоны, приближающиеся к убогой палатке и к флагу, который укрепили жители Бат-Айна, мне стало яснее ясного, на сколько я оказался прав в своих первоначальных предложениях: в оценке неустойчивости и чувствительности "мирного процесса" на данный момент, в зависимости его успеха или провала от поведения поселенцев..."

стр 92:
"... В назначеный вечер я прибыл в Бат Айн. В горах Гуш Эциона было очень холодно. Жители собрались в синагоге, которую они построили собственными руками. Не было никаких признаков присуствия армии, и никто не мог предсказать дальнейшего развития событий. Я сидел и слушал, как давались последние указания перед операцией, потом попросили и меня сказать несколько слов и ответить на вопросы. Затем мы отправились в путь. "

стр 98:
"... Нас долго возили в поисках места предварительного заключения, что было нелёгкой задачей, т.к. арестованные из Кирьят-Арбы и Бат-Айна ещё сидели. "

стр 99:
Согласно плану, жители Бат-Айна должны были выйти вторично на заселение того же самого места. Выяснилось , однако, что наши расчёты были скишком оптимистичны. Большинство мужчин до сих пор ещё сидели или были только что выпущены. И им нужно было думать о заработке - у нас ведь не существовало системы экономической поддержки тех, кто участвует в политической жизни ( как в киббуцах). И всё-таки нашлось несколько желающих повторить акцию , но из этого тогда ничего не вышло. "

стр 101:
"... Из газет:
"Мивца "Махпиль": ЦАХАЛ ушёл - поселенцы из Бат-Айна вернулись".
"Продлён арест поселенцев из Гуш-Ециона: отказались дать обязательство не вторгаться в закрытую военную зону".
5) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3273607619327581&id=100000351259774
Записки об аресте 5.
Мивца Махпиль. Оранжевая палатка.

(Предыдущее здесь : https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3262355353786141&id=100000351259774)

Те двое, что первые вцепились в меня и волоком оттащили от костра, оказались "русскими".
Обмениваясь до боли знакомыми мне междометиями, они пытались на своём плохом иврите уговорить меня встать и идти самому.
Несчастные, видать недавно их призвали... "Олим хадашим"! Евреи ли вообще и понимают ли в какую клоаку их ввязали?!
Пришлось и мне откликнуться по-русски: "Ребята, я же свой! И, Земля здесь НАША, Святая! Вы что, для этого сюда приехали, чтобы евреев из нашей земли изгонять?!",- заорал я.
На счастье, они не назвали меня "жидовской мордой" и не набросились на меня с особой яростью, как впоследствии не раз бывало при разгонах, специально подобранными ублюдками из "репатриантов". Эти оказались совсем ещё "салажатами" с курса "молодого бойца".
"А, мы что... , нас , вот пригнали, велели... Нам офицер приказал... ", - почти что оправдывались они...
" Так, я же тоже офицер..., и вы меня тащите?!. - бормотал я,- Документы показать?! Не стыдно вам?! Для этого вы в Израиль приехали?!".
Они отпустили мои руки и я растянулся на земле. "Давай оставим его на ... , странный он такой ... Связываться с ним ... ", - махнули на меня рукой эти двое и исчезли во тьме. Я остался лежать один под дождём на куче каких-то мягких колючек. В десятке метров от нас солдатня "эвакуировала" лагерь.
*** ***
" Вот,я здесь!" ( Мэ вуаля!) (https://aronin.livejournal.com/185941.html)
Поток ассоциаций увёл меня на тему неравного боя. На тему заступничества. Сострадания слабому. Солидарности с его одиночеством.
Не защита слабого сильным, а заступничество другого слабого. Как в том стихотворении о Парижской Коммуне (Кто же автор??!Найти бы тот учебник...), которое мы разучивали в детстве во французской нашей школе "Нормандия Неман"... История коммунаров , стоящих у стенки перед расстрелом. И подросток, среди них, просит офицера-палача :" Господин , разрешите мне только отнести эти часы моей маме домой и я тотчас же вернусь" ( Месьё, пермете -ву, сильвупле, рампорте сет монтре ле мезон ле ма мере...) "Ну, беги,- пожалел его офицер,- только быстро! ,- и засмеялся во весь голос, над наивностью ребёнка . И солдаты вокруг тоже стали хохотать, глядя на убегающего мальчишку... Но их хохот внезапно стих, когда через несколько минут тот мальчик снова появился на месте казни и сказал: " Вот,я здесь!" ( Мэ вуаля!) Этакая истинно человеческая "оплошность", сбой инстинкта самосохранения во имя неоправданного в этом случае, инстинкта сохраненя вида...
Что это? Биологическое несовершенство целесообразно оценить ситуацию? Или нечто иное (мораль, честь, совесть?), данное людям Б-гом? Не менее важное с Его стороны?
*** ***
Я встал и поплёлся в сторону гаснущего костра. Вернулся и сел на прежнее место..., совсем уже опустевшее - всех наших уже растащили и арестовали. Увидев меня, какой-то "мусор" приказал меня забрать. На этот раз за дело взялись профессионалы. Наверно, друзы или даже арабы в форме погранвойск. Они вчетвером схватили меня за руки и ноги и уверенно потащили к автобусам. Они орали и переговаривались, кажется, по арабски... Каждые несколько метров они предлагали мне идти самому и не найдя во мне участия, отработанно поднимали за руки-ноги и резко отпускали на каменные глыбы. Думаю, что стресс и новый великолепный комбинезон - хермонит спас меня об переломов и серьёзных ссадин. Было больно и обидно. Страшно не было, было ясно , что это чужие, враги и было утешение, что именно они , а не те "русские" солдатики совершают грех и участвуют в столь грязном деле... и когда- нибудь ... получат за это сполна...
Они дотащили меня до их спецтранспорта и впихнули в зарешеченный фургон.
Там уже сидели и нервно смеялись почти все наши - обменивались первыми впечатлениями погрома и ареста. Я успел через кого-то снаружи передать домашним, что арестован и попросил сообщить на работу, что завтра, вероятно, приёма в поселениях не будет...
В фургоне нас охранял пожилой невысокого роста полицейский с усиками и в вязаной кипе. Похоже, он хорошо знал многих арестованных - весело шутил с ними, а когда наш автобус , наконец, тронулся и мы запели "сионистские песни" , вроде "Кахоль вэ лаван - зе цева шели ..." (Бело-голубой - (флаг) - это мой цвет...) и другие, знакомые мне ещё по советскому "отказу", этот симпатичный и смешной полицейский, стоя возке кабины водителя, пел вместе с нами, размахивая рукой, изображая дирижера!
Театр!
Нас везли в полицейский участок соседнего Вифлеема , Бейт Лехема, Хлебного Города, бывшего тогда ещё в руках израильтян. Он находился возле церкви Рождества и мне прежде доводилось там бывать по армейской врачебной службе...

(Продолжение - https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3274877745867235&id=100000351259774 )
6) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3274877745867235&id=100000351259774
Записки об аресте 6.
Мивца махпиль. Оранжевая палатка.
( предыдущее здесь: https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3273607619327581&id=100000351259774 )
Автобус свернул с дороги на Иерусалим и погрузился во тьму переулков Бейт-Лехема.
*** ***
( https://aronin.livejournal.com/199266.html )
У быдла есть удивительная способность -даже в огромной толпе, "вычислить" интеллигенцию. Это классовое чутьё функционирует на каком-то, чуть ли не животном уровне и не обязательно связано с наличием у жертвы очков, пенсне или галстука.
*** ***
Когда зарешeченый автобус доставил нас наконец в районный полицейский участок , нашу группу, около 30-ти человек , загнали в большую полутёмную комнату, грязным кафелем на полу и вонью напоминавшую зал ожидания на провинциальной железнодорожной станции ...
Пока мы оглядывались по сторонам и ещё как-то пытались шутить и делиться ироничными предположениями о возможных сроках нашей посадки, в зал вошёл относительно чистый голубоватый мусорок в сопровождении усталого мордоворота в блевотной форме "пограничной охраны"-"Мишмар-а-Гвуль". Мент вытащил блокнот и приготовившись записывать, громко буркнул "Магавнику": " Ну, давай, кто из этих?" Утомлённый отловом и доставкой поселенцев, жлобина казался пьяным и злым. Он быстро оглянулся вокруг и вдруг, молниеносно выбросил вперёд свою тяжелую руку и "безошибочно" указал антенной сжимаемой в кулаке рации: " Этот и...Этот!" Ко всеобщему удивлению ,почти в темноте, он за доли секунды вычленил из однородной толпы бородатых и кипастых арестантов , ИМЕННО ДВУХ ВРАЧЕЙ: -Доктора Хофмана и МЕНЯ! Легавый тотчас подозвал нас к себе и записал наши имена под абсурдным и категоричным заголовком: "Нападали на полицейских" ("Ткифат шотрим")

Кто-то попробовал возразить, но его тот час осекли окриком: "Молчать!".
Судя по всему, визит наш нарушил их сон и менты не скрывали своего раздражения.
Притащили железную тумбу, приглашали по очереди , сверяли документы, записывали в журнал...
Потом велели расстелить на полу матрасы и приказали лечь. Было далеко за полночь...
7) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3276967288991614&id=100000351259774
Записки об аресте 7.
"Мивца махпиль". Оранжевая палатка.
( предыдущее -6 - https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3274877745867235&id=100000351259774)

Январская ночь в Вифлееме...
Нарочно не придумаешь: почти Рождество.
Питер Брейгель. Дюрер. Школьная "Ёлка", утренники, подарки...
Вот, тебе и приехали... Домечтался!
Странное переживание: лежать на спине на полу, на вонючей подстилке и изучать едва видимый в темноте потолок.
Рядом на полу бородатые люди - два десятка "Дедов Морозов".
Надо бы заснуть.
Дворец Пионеров. Кружок краеведения и туризма - так , на полу, мы когда-то оставались на ночлег в подшефных школах или клубах... Однажды вышло - со мною рядом разместили Надю М. из кружка фехтования. Нравилась она мне, кстати... Лежала рядом и почти плечом меня касалась. Запомнилось, конечно...
Тоже не спалось...
А, еще гастроли каунасской еврейской самодеятельности в Палангу. На матрасах на полу... в какой-то школе.
Все вместе. Вповалку. Шутки в темноте:
" Шлемас, ты на каком месяце беременности?" - это солистка Майя - Бенциона Шлема подкалывает за его знатный живот. Как он этим животом гордился! Поет на идише коронную свою "Гефилте фиш" ( Фаршированная рыба) - с микрофоном по сцене расхаживает и рыбину изображает , брюшко выставляя и поглаживая ! Это надо было видеть!
А, еще... в тайге, под Уссурийском, мы тоже на полу - поход, турбаза, мёд и спирт - у местных за тушенку обменяли...
Не уснуть...

Настало утро.
Заорали вдруг : "Подьем!!!. " Притащили бачок с кипятком, хлеб, повидло и творог.
Наши веселятся, странные такие, кофе наливают , уплетают- хоть бы хны им, словно их не повязали, на пол не швырнули , а как в походе каком - приключение, да, только!...
А, мне кусок в горло не лезет: не могу из рук мерзавцев пищу брать. Не напоказ, тошно было. Воды хлебнул и все. Так и сказал : "Я здесь есть не буду! Будь , что будет..." .
Так они и записали : "Объявил, мол, голодовку..." . Попросили расписался .
Погрузили, повезли на суд ,в Иерусалим, на "Русское Подворье"...

*** ***
ЛИСТ ТАЯ.
"... из раннего, политического, связанного с Барухом Марзелем.
Это было в Питере, в интересненькое время начала 90-х, когда мне впервые попался в руки "подпольный" журнал "Израиль сегодня". Там -запавшая в память картинка -"Диалог" .На ней, сцепившиеся в словесной перепалке демонстранты : "Гуш эмуним"- Со сжатыми кулаками, здоровенный бородатый красавец , в сандалиях, в кипе и цицит , а напротив его - очкастый кучерявый сморчёк с витиевато закрученным пальцем -"Шалом акшав" - гнида да и только!
Излишне говорить на чьей стороне ,в те годы поганого советского застоя и репрессий , могли быть мои симпатии... Спустя несколько лет, уже оказавшись в Израиле,... уже понюхав слезоточивый газ и испытав на себе дубинки конной полиции... , уже поплатившись разбитыми очками и отбитыми почками, но главное, политической невинностью... , я к великой радости моей ,вдруг снова повстречал того гордого еврея из журнала (Ошибки быть не могло!) -им оказался Барух Марзель.
С тех пор мы пересекались тут и там..., чаще -на похоронах погибших друзей...
Но вот ещё одна встреча с ним, наверное, не забудется никогда...
Когда в наручниках , под звон колоколов, с десятками других, ещё тогда "пассивных" демонстрантов ,(арестованных по фейглиновской "пробе пера"- "мивце махпиль" ...) меня вели в тюрягу "Русского Подворья", среди зевак , сексотов и газетных шакалов, вдруг появился Барух и, подбегая к каждому из арестованных, записывал его имя, телефон родни и вид кошера для пищевых посылок...
И, хотя трёхдневная голодовочная депрессия не позволила мне тогда насладиться радостями кошерных передач, само присуствие Баруха где-то рядом, поддерживало и согревало, как когда-то, тот Образ Еврея из журнала "Израиль сегодня" в далёком антисемитско-КГБэшном Ленинграде... Наверное, самые примитивные инстинкты - это поиск защиты и пищевой...
Пусть это так , но я искренне благодарен тем людям, которые за меня ,когда-то, заступились или же накормили меня..."
(https://aronin.livejournal.com/304689.html)

-------------------------------------------------
Уже потом , после освобождения, я обнаружу досадную ошибку в актуальных газетных сводках: Кто-то, к великому позору моему, назвал меня "Узником Сиона", коим я не был в понятии "политзаключенный" ( Впрочем..., стал им во время этого ареста, именно в Израиле) - с этим титулом меня упомянули в ряде газет:( В Ашкелонской тюрьме я не был - туда отправили основную группу задержанных, меня же и доктора Хофмана , как "особо опасных, напавших на полицейских" , держали на Русском Подворье в Иерусалиме.
8) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3279137812107895&id=100000351259774
Записки об аресте. 8
Мивца махпиль. Оранжевая палатка.
( Предыдущее 7, здесь - https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3276967288991614&id=100000351259774 )

ЛИСТ ТАЯ.
------------------------
https://litbook.ru/article/12101/
http://z.berkovich-zametki.com/2018-znomer8-9-ashejnin/

"..
Помню ту, ничтожнейшую и наивную мою гордость, с которой я передавал моему шефу -доктору Боруху Гольдштейну*, ( Да, отмстится его кровь!), сообщение об аресте, и потому, невозможности в ближайшие дни появиться на работе… ― сомнения не было: в том хевронском, поселенческом окружении меня не только не осудят за это, но и напротив ― оценят и поддержат.
О, если бы я знал тогда истинную величину настоящего поступка и самопожертвования!.."
*** ***
----
Раннее воскресное утро, на удивление светлое и спокойное после вчерашней бури. Иерусалим!
Автобус въехал на площадь Русского Подворья.
Перед выходом из спецтранспорта на нас надели наручники. Впервые в жизни, по-настоящему...
Когда- то, во время воинских сборов довелось мне оказаться врачем в спецлагере для арабских террористов. Обход моих "владений" я, помню, начал с посещений карцеров и специальных мест допросов. Попросил тогда я санитара пояснить мне, что к чему. На себе испробовать хотел: как стоится в узкой "душевой" и как там дышится, как на бетонном столбике сидится. Как с завязанными глазами чувствуется. И как в наручниках. Протянул руки санитару: "Ну-ка, застегни!". Он, конечно, удивился, но перечить доктору не стал - приказ офицера. Мне хотелось все понять и испытать.
С детства жалость к узникам испытывал и ... "милость к падшим призывал "...
*** ***
В нашем доме на 7-й красноармейской отделение "Народного суда" располагалось... Там, когда-то, знаменитый следователь Лев Шейнин работал... (Нет, не родственник и даже не знакомый!)
Так, бывало, играю я в песочнице... или на качелях в садике напротив..., и вдруг,... машина подъезжает прямо ко входу. Задом к двери пришвартовывает. Фургон такой, как возят хлеб, но темно-синий с маленьким окошком и решеткой. И, написано : "Милиция". Мы скорее с малышней бежим смотреть, как "воров и хулиганов" будут выводить. Но, почти не видно ничего: задние двери грузовичка мешают, и милиционеры с двух сторон стоят. Видел лишь едва, как спрыгивают они и что наручники на них. Страшно было. И жалко их...
Еще однажды видел, как вора поймали....
( https://a-aronin.livejournal.com/44341.html )
Вот и весь мой детский опыт

*** ***
Нас сцепили парами.
Спрыгнули на асфальт. Наручники мешают, непривычно... Впереди церковь православная, знакомые пейзажи, здания, асфальт, воркуют сизари...
Выстроили строем, повели...
Мелькнули знакомые лица, встречавших нас не арестованных друзей. Борух Марзель* с блокнотиком рядом с нами бежит - наши имена записывает, телефоны домашних , просьбы.... Минута и нас ввели в длинющий коридор , оттуда в зал суда, уже набитый журналистами и непонятно кем еще. Усадили на скамейки...
Фотография, что ниже из "Иерусалем Пост" требует рассказа. На ней я в самом центре, в глубине, скованный одним наручником с моим другом и соседом - равом Эрезом Ливаноном, (Да, отмстится его кровь!)* , вскоре зарезаному арабскими убийцами ( Да, сотрется имя ам-алека!) , "партнерами по миру", против которого мы пытались сопротивляться....
Слева от р. Ливанона - рав Гринберг ( его родители из Ковно!) - ныне рав ишивы "Бат Айн". Дальше - Цвика Энош*, благословенной памяти, один из основателей нашего поселения Бат Айн и бессменный его председатель..., сгоревший от тяжелой болезни на пике беды Гуш Катифа...(как и другие праведные герои - Юрий Штерн* и р. Ханан Порат*)
9) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3298071176881225&id=100000351259774
10) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3312241128797563&id=100000351259774
11) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3314901458531530&id=100000351259774
12) https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3318382868183389&id=100000351259774
po beregu

Не могу дышать. Алекс Тарн

https://lazarudin.livejournal.com/121773.html

lazarudin

15 июня 2020, 21:29

1

1

Категория:ОбществоНе могу дышать

Алекс Тарн

«Не могу дышать…» – прохрипел он, перед тем как вернуть душу Богу – который, будем надеяться, сможет заново употребить эту вечную субстанцию для наполнения иного, более достойного человеческого материала. Что и говорить, смерть от удушья под коленом чересчур ретивого копа вряд ли можно приветствовать, хотя министерство финансов наверняка, пусть и втайне, считает иначе. Ведь каждый вдох мистера Флойда (а успел-то он надышать будьте-нате) стоил американским налогоплательщикам как минимум нескольких центов, потраченных на продуктовые талоны, благодаря которым этот бездельник весьма неплохо питался, на помощь матерям-одиночкам, которых он бросал, обрюхатив, на борьбу с наркотиками, которые он ревностно потреблял, и на предотвращение грабежей и мошенничества, которыми Большой Джорджи занимался в свободное от героиновой отключки время.

Тем не менее, жизнь есть жизнь, и она, как правильно замечал некий советский писатель, дается людям не для того, чтобы им было мучительно больно под чьим-то удушающим коленом – даже учитывая вышеупомянутую экономию бюджета. К тому же, я и сам чувствую некоторую солидарность с теми, на чьих футболках сегодня написано «Не могу дышать…». Потому что, представьте, тоже «не могу».

Я не могу дышать из-за придавившего мою шею оккупантского колена левой прогрессистской кодлы, которая давно уже превратила некогда свободное западное общество в один большой концентрационный лагерь, удушаемый жесточайшей диктатурой «политкорректности».

Я не могу дышать из-за того, что эта кодла может в любой момент превратить любого нормального человека в прокаженные, влепить ему на лоб каиново клеймо, шельмовать и линчевать, сломать жизнь ему и его семье, заставить его публично каяться, плакать и ползать на брюхе, а затем выбросить в выгребную яму и пойти за следующей жертвой. Подобный уровень и объем людоедства не снился даже изощренным сталинским инквизиторам.

Я не могу дышать из-за поганого оруэлловского языка, который оккупанты силой вколачивают мне в глотку – пока еще не вместе с зубами, но, видимо, недалеко и до зубов. Я не могу дышать от всех этих «слушательниц и слушателей» вместо обычного «слушатели», включающего и тех, и других. От «родителя №1 и родителя №2» вместо «мамы и папы». От «члена ЛГБТ-общины» вместо «гомосексуалиста». От «менструирующего человека» вместо «женщины». От «ослабленных» вместо «слабых», от «альтернативно одаренных» вместо «дебилов» и от всех прочих многочисленных псевдо-понятий, навязываемых мне грубым тоталитарным диктатом.

Я не могу дышать из-за запретов на профессии и на «неполиткорректные» научные темы, из-за увольнения профессоров и отстранения преподавателей, которые осмелились – нет, не протестовать! – но всего лишь славить оккупацию не так громко, как ей бы хотелось.

Я не могу дышать из-за повседневного вранья, выдаваемого за «научный взгляд на вещи», из-за запретов на технологии, из-за брехливой «борьбы с потеплением», которая грозит всеобщей безработицей, голодом и гибелью цивилизации.

Я не могу дышать из-за душителей и людоедов, председательствующих во всевозможных комиссиях и комитетах ООН, из-за серийных убийц, напяливших мантии судей международного суда, из-за кровавых диктаторов, с наглым видом поучающих пока еще относительно свободный мир, как надо соблюдать права человека.

Я не могу дышать, когда средневековые исламские головорезы, запущенные прогрессистами в цивилизованный мир под видом несчастных «беженцев», превращают некогда нормальные городские районы в арены безнаказанных грабежей и изнасилований.

Я не могу дышать, когда хулиганствующее быдло любого цвета вулканической лавой выползает на улицы наших городов, громя и поджигая все, что подлежит разгрому и поджогу, а полиция трусливо ретируется по приказу угодных быдлу прогрессистских политиканов.

Я не могу дышать, когда некогда свободные люди некогда свободной страны, пав на колени, лижут обоссанные сапоги ухмыляющегося погромщика из опасения потерять семью, заработок, здоровье, роль, контракт, место в стартовом составе.

Я не могу дышать из-за страха за своих внуков, которым оставляю мир, оккупированный левыми подлецами.

Я не могу дышать! Слышите?! Я не могу дышать!

Вы тоже не можете? Вы спрашиваете, что надо делать, пока нас окончательно не придушили, как «великомученика» Флойда? Уверяю вас, дело идет именно к этому – причем, буквально, без литературных гипербол. Разница лишь в том, что нас, нормальных людей, не будут хоронить в золотом гробу, а столкнут в общую яму бульдозерным ножом – если к тому времени на земле останутся бульдозеры. Впрочем, «прогрессисты» Пол Пота, помнится, справились с захоронением четверти камбоджийского населения и без бульдозеров, одними мотыгами…

Я скажу вам, что делать. Собственно, этот ответ очевиден. Оккупацию свергают лишь одним путем: бунтом, восстанием, сопротивлением. Конечно, я не зову вас на улицы бить витрины и жечь покрышки. Нормальные люди редко ходят даже на мирные манифестации, а уж на сопряженные с насилием – и подавно. Нормальные люди живут нормальной жизнью, которая состоит из нормальной семьи, нормальной работы и нормального досуга. Им трудно найти время, чтобы стоять в пикетах, потрясать плакатами и давать физический отпор отморозкам, которые заведомо превосходят их в умении бить, мучить и убивать. Я не могу просить вас, нормальных, стать ненормальными.

Но это не значит, что вы не способны на восстание.

Начните его – каждый на своем месте. Начните с принципиального отказа от языка оккупантов. Это только кажется, что инверсный оруэлловский язык – следствие оккупации; в реальности все обстоит ровно наоборот. Сначала левая прогрессистская кодла ломает нормальную речь, смещая таким образом значение понятий, а уже потом принимается складывать из этого лживого материала лживые дворцы «универсальных ценностей». Отказывайтесь быть «родителем №». Норма – не преступление, а отклонение от нормы – не доблесть. Будьте теми, кто вы есть на самом деле: женщиной, мужчиной, матерью, отцом, белым, черным, желтым, ультрамариновым… – и принципиально отказывайтесь раскаиваться в этом статусе. Слегка перефразируя Цветаеву: «На их преступный мир один ответ – отказ!»

И второе, не менее важное: не стесняйтесь давать принципиальную моральную оценку проявлениям левой подлости в своем ближайшем окружении. Поддерживая нормальные дружеские отношения с леваками и с теми, кто голосует за леваков, вы нормализуете оккупацию, придаете ей легитимный моральный статус. Помните: мнимая симметрия между «левыми» и «правыми» – одно из типичных «смещенных понятий» прогрессистов. Оккупант, лжец и разрушитель не может быть симметричен нормальному человеку. Они нагло присвоили себе звания либералов и гуманистов, но их удушающий тоталитаризм не имеет ничего общего с liberty, а их «гуманизм» происходит не от слова human, а от слова humus.

Левый значит подлый. Вы – нормальные, леваки-прогрессисты – отклонение от нормы, прежде всего – моральной. Оккупационное левое мировоззрение не подлежит пока уголовному суду, как родственная ему идеология фашизма, но это не должно мешать бескомпромиссному моральному осуждению его подлых адептов и сочувствующих им. Не дискутируйте с прогрессистами, вставая таким образом на один уровень с ними – просто исключите их из числа своих друзей: возможно, это заставит кое-кого из них призадуматься.

Кто-то скажет: этого мало. Но с чего-то ведь надо начинать, не так ли? Так почему бы, вдобавок к пустым жалобам в соцсетях, не начать с себя самого, со своего личного поведения, со своего личного круга – без каких-либо протестов, демонстраций, репараций и контрибуций? Потому что оккупация уже зашла слишком далеко, и, если просто хрипеть «Не могу дышать…», дело кончится совсем худо. Худо для всех.
po beregu

Плач по Сосне

Плач по Сосне.https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2954513957903617&id=100000351259774

Теперь плачь -не плачь...
Утром придёт палач.
Я сам его вызвал к моей сосне.
Спросил, кто для этого лучший
Палач на Земле?
Сказали : Илан-ганан.
Вот тебе и садовник-ганан.
Оценит работу по убийству моей сосны.
А я уйду и не буду смотреть...

Сосны.... SOS-мы.
Со - причастность. Со - страдание.
Со-сна. Мы вместе с нею видели сны.

Три семилетия назад ... сажал я мой сад на Земле. Пропалывал от колючек и диких трав.
Замахнулся я киркой на сосенку размером с мою ладонь - думал, будет тут виноградник или вишневый сад.
А маленький Элик - года четыре ему или пять...- вцепился в меня и как закричит:
"Папа! Что, если маленькая она и не может тебе "сдачи дать", сразу же её вырывать?!"
И, кирка застыла в поднятой моей руке.
"Хорошо, оставим её... , пусть растёт...", -и, потрясённый обнял я своего малыша.
Вспомнил, как года четыре назад, когда только пришли мы сюда и трактор прокладывал путь... , бросился я под него и тоже кричал : "Не позволю проехать тут !"
И собой заслонил, тоже маленькую, другую сосну... А тракторист на меня всё кричал и кричал... Говорил, что ненормальный я и дурак...
С тех пор так и остались у нас те две диких сосны: одна - моя , а другая- Элика.
И ни кому не давал я в обиду их, а они всё росли и росли.
А когда настала пора строить новые дома в нашем саду - мой старший, Менахем построил свой дом , словно обняв им Мою Сосну - так она и растёт внутри дома его с тех пор...
А другая, Элика Сосна..., так разрослась ( наверное от любви?), что стала раскачивать дом для гостей и крышу его ломать...
Облокотилась на стену его Сосна, скрипела и тёрлась , норовя повалить... и скрежет её спать не давал...
И, начал дом от дождя протекать...
Спрашивал я , кого только мог....
Как быть?
Подрезали ветви тут и там..., подвинули крышу....
А , она всё растёт и растёт.
И, дом никто не берётся чинить: " Спилите прежде свою сосну!"
И, говорят: "Что же ты думал , когда строил здесь у самой сосны свой дом?!"
А, я им про Элика мой рассказ... и про то, как шумела она, сосна , как давала нам тень, аромат и тысячам птиц гнездо...
"Вот, и решай теперь, - говорят,- или дом тебе или сосна..."
Дети разъехались с семьями кто куда...
Смертны все, всё равно , и сосны , и люди , и их дома.
Сколько лет сосны растут?
А, сколько живут дома?
И, выбрал я дом .
Хоть и воем завыл.
И просил того "сосны палача" оставить хотябы кусок ствола и ветку на нём , одну или две..
Они ведь не будут раскачивать дом?
Рабочие согласятся теперь щели забить и крышу чинить...

Теперь из своего окна я снова , как когда-то давно.... вижу сопки вдали и дорогу, ведущую к морю.... Как когда-то , когда убитая временем и мною Сосна ... была ещё совсем маленькой - с мою ладонь.