Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

po beregu

(no subject)

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3434549403233401&id=100000351259774
Наступит время, когда не только народы выстроятся очередью, чтобы поклониться Иерусалимскому Храму, но и каждая зефирина или чужеродная шпрота в банке будут умолять, чтобы их сюда взяли и съели, и превратили в какашку Святой земли, а потом и в саму землю....
Сегодня консервы, конфеты и прочий экспорт опережают людской поток.
Они "сообразительнее" глупых людишек.
po beregu

Посланцы и гонцы

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3434603129894695&id=100000351259774
Посланцы и гонцы.
Неужели, весь рыболовецкий флот отдельно взятой прибалтийской , к примеру, страны... существует только для того, чтобы какой-нибудь "поц" , даже не благословив, съел хотя бы одну импортную сардинку на Святой Земле?
Ну, и мысли в ночи!
po beregu

Система приоритетов. Черея

https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3360233113998364&id=100000351259774
Система приоритетов. ( Семейный "ихус")
Моя бабушка вспоминала, как в детстве гостила у прабабушки в Череях....
Та ей показывала фото родни на стене: " Это раввин, это хазан, это моэл, а это меламед..."
А один портрет был повешен лицом к стенке.
- ?!
- Ай, это са-пож-ник!
("Сапожником" она называла уехавшего в Америку и ставшего там владельцем обувной фабрики ...)
po beregu

Пасхальная ночь. / Мерзнущие пальцы/

В пасхальную ночь.

(О холодных, бьющих током пальцах.)

***

"Да, я купил цветы как прежде, как когда-то,

Когда я сам любил, когда я был любим.

Когда весенний день дарил не скорбь заката,

А душу наполнял восторгом молодым...

Сергей Михеев

......1916...."

(https://aronin2.livejournal.com/212545.html

https://aronin2.livejournal.com/190570.html)

***

Был 3 курс института..., зябкая весна.

Мои душевные порывы находились в далекой дали от институтских кафедр, моргов и анатомичек...

В те годы я отчаянно искал закулисье и людей, помеченых небесным светом.

С этими редкими людьми мы вместе пытались противостоять пронизывающему наши будни могильному партийному холоду и серой обывательской тьме.

Приближалась русская Пасха.

Хорошо мною изученный по доступной атеистической и букинистической литературе, этот праздник, следовало постичь методом участия.

Еще накануне я купил в ларечке соседней Спасско-Преображенской церкви три маленькие черные книжици-блокнотики с изящно вытесненными на них золотыми крестиками... Это приобретение было совершенно необычным для заурядной советской канцелярской продукции. Внутри блокнотики были разделены на странички, подлежащие заполнению и озаглавленные изысканной вязью: "За здравие" и "За упокой". Тогда мне это казалось весьма забавным и оригинальным.

Итак, в пасхальный вечер я и мои сокурсники - единомышленники по духовным, исканиям поэт - Илья З., и хрупкая..., девушка, с глазами Казанской Б-гоматери, что на иконе в упомянутой выше церкви..., мы встретились в условленном месте.

Как было принято по предыдущим нашим "духовным приключениям", мы обменялись сувенирами - на этот раз - блокнотиками "За здравие и За упокой".

Наше ночное паломничество мы начали с Невской Лавры.

На удивление, всегда тихий скорбный и пустынный кладбищенский парк перед стенами Лавры оказался, в тот вечер шумным и бурлящим толпами веселой молодежи.

Их мокрые от кропящего дождика лица сияли отбликами фанарей. Многие, казалось, были пьяны, курили, громко кричали, толкались...

Парни тискали подруг, а те наигранно визжали и смеялись...

Бренчали гитары.

Пробиться к храму было почти невозможно....

Как не соответствовало все это буйное скопище нашему окрыленному, трепетному, печальному представлению о предстоящем таинстве Пасхи....

***

Игорь Северянин

Рядовые люди.

Я презираю спокойно, грустно, светло и строго

Людей бездарных: отсталых, плоских, темно-упрямых.

‎Моя дорога — не их дорога.

‎Мои кумиры — не в людных храмах.

Я не желаю ни зла, ни горя всем этим людям, —

Я равнодушен; порой прощаю, порой жалею.

‎Моя дорога лежит безлюдьем.

‎Моя пустыня, — дворца светлее.

За что любить их, таких мне чуждых? за что убить их?!

Они так жалки, так примитивны и так бесцветны.

‎Идите мимо в своих событьях, —

‎Я безвопросен: вы безответны.

Не знаю скверных, не знаю подлых; все люди правы;

Не понимают они друг друга, — их доля злая.

‎Мои услады — для них отравы.

‎Я презираю, благословляя…

1911

***

"‎Моя дорога — не их дорога.

‎Мои кумиры — не в людных храмах."....- было нашим жизненным кредо тех лет.

Не долго сомневаясь, мы покинули чужеродную толпу этих презренных обывателей, весельчаков и зевак.

Пасхальное настроение и откровение, свет, запахи и тайные звуки мы отправились искать по задворкам Лавры - по окружающим ее кварталам набережной реки Монастырки, на тогдашней питерской окраине, где неизменный запах лесопилки смешивался с ароматом церковного ладана, и..., как это часто бывало, среди пустырей и редких жилых домов располагались маргинальные и одиозные учреждения: кожно-венерологический диспансер, психиатрическая больница, бывшая тюрьма и ..."Ленинградская Православная Духовная семинария".

С последней связан забавный эпизод моей юности.

После первого курса института, будучи глубоко разочарован учебой, да и всей своей жизнью..., я делал отчаянные попытки сменить имидж...

Я осваивал разные профессии и амплуа : подрабатывал то сторожем в оранжереях, то санитаром в психбольнице, маляром , лаборантом в зоопарке, кладбищенский рабочим, лепил гипсовые тарелки с ангелочками, учился рисунку на курсах архитектурного института... , планировал побег на Курильские острова, и даже.... обдумывал идею полного посвящения себя "миру Духа".

Моя стопроцентная иудейская наследственность в то время не казалась мне отягощающим фактором, а скорее, напротив - представлялась неким логическим изначальным преимуществом в выборе духовного поприща...

Так, однажды я отправился на свое первое (и последнее) знакомство с Православной Духовной Семинарией...

Признаюсь, переступив ее порог, я оказался в атмосфере, хоть и чуточку театральной, но куда более комфортной и милой чем в привычных пошлых стенах нашего медвуза...

Достаточно сказать, что десятки виденных мною там молодых людей , молящихся, читающих, о чем-то беседующих..., показались физиономически мне близкими - были они бородатыми, одухотворенными, доброжелательными и загадочными.

Вероятно, я тоже "вписался" в их среду, потому, что никто не обратил на меня никакого внимания и я смог в меру побродить по коридорам и заглянуть в учебные комнаты и молитвенные залы Семинарии...

Тихие лампадки и печальные образа, запах ладана, старинные книги на столах... - очаровали и заворожили меня... В фойе на доске объявлений я обнаружил правила приема на учебу:

Свидетельство об образовании, базисные знания по истории православия , знакомство со старославянский языком и.... РЕКОМЕНДАЦИЯ СВЯЩЕННИКА ИЗ ЦЕРКОВНОГО ПРИХОДА.

Если первые пункты не вызывали у меня особой тревоги - начальный курс института был уже за спиной, церковно-славянскую письменность я надеялся освоить: -всяк она не сложнее латинского! Да, и в плане истории и философии религий я считал себя весьма подкованным... Но заручиться характеристикой и рекомендацией приходского священника я, увы , не мог : такого у меня в помине не было - ведь все мои "духовные Отцы" находились, в царстве книг, музеев , подпольных выставок, лекториев и разных неформальных объединений вроде кафе на Невском, именуемого "Сайгоном"..., коммунны "хиппи" на Черной речке и прочих им подобных мест...

Записав правила поступления в Семинарию и даты собеседований, я, покинул это таинственное, манящее, и недоступное мне царство духа в огорчении и раздумии, куда податься дальше...

Волей Судьбы, иные ветра и бури вскоре захватили меня и в качестве приемлемой социальной ниши я все же решил пока сохранить студенчество...

В ту пасхальную ночь, о которой рассказ, мы долго бродили между Лаврой и несбывшейся для меня Православной Семинарией....

О чем-то спорили и говорили взахлеб, читали стихи...

Тогда-то и произошло странное, мистическое, несомненно "сакральное" происшествие, вернее, СОБЫТИЕ..., которое на языке перфоманса можно было бы назвать произведением, а в системе психоанализа - психодрамой...

Изрядно замерзнув на мокром ветру, мы зашли погреться в парадную одного из старинных доходных домов на набережной...

Там, в полумраке, чиркнув спичкой, чтобы закурить..., я увидел в свете огня..., и навсегда запомнил их такими..., лица моих спутников: Ильи и нашей девушки с глазами мадонны...

Она сложила озябшие ладони как в глубокой мольбе и смотрела вверх лестничного пролета, как будто в преднебесье...

Я глянул всед за ней наверх и обомлел:
С оказавшегося зеркальным потолка,

высоко-высоко в бескрайности тьмы, светились, смотрели на нас и трепетали над нами отражения наших лиц: мое, очкастое и с сигареткой, Ильюши и нашей девушки с глазами мадонны и сложенными, как в молитве ладонями...

Спичка погасла..., и мы погрузились во мрак.

Я снова достал коробок ... - откуда-то сверху из безпроглядной тьмы опять смотрели на нас наши небесные двойники.

Я поднял руку с горящей спичкой туда, к тем "высоким нам"..., а потом бросил огонек наверх... Они ответили мне тем же... Увы, летящие на встречу друг другу огоньки погасли , так и не соприкоснувшись...
Так было всякий раз, когда я снова и снова бросал горящие спички вверх...
Наша спутница дышала себе на ладони- ее замерзшие пальцы были белы...
Тогда я предложил ей погреться от огня горящих спичек.
Я зажигал их одну за другой, а она, сложив ладони домиком над пламенем, словно оберегая его , наслаждалась теплом...

Согреть ее руки в своих руках, да и, вообще, коснуться ее, казалось немыслимым и невозможным...
Было ли дело в особой "пасхальности" ночи, в настрое ли наших душ..., столь чутких к судьбоносности мгновений, в присуствии Ильюши рядом?
Во всяком случае, ещё много дней и событий миновало с тех пор, пока свершилось мне наяву совсем едва коснуться ее руки...
Собственно, ради вечной памяти об этом, я и рассказал всё то, о чем сегодня рассказал...

Ленинград-Хеврон- Иерусалим
po beregu

Бен Аронин

Бэн Аронин https://opensiddur.org/prayers/life-cycle/living/work/a-psalm-of-gratitude-a-poem-by-ben-aronin-after-1944/ (Комп перевод) Псалом Благодарности за то, что вы поднялись из глубины отчаяния к радости и из тьмы к свету. О Боже, я поражен Твоими самыми удивительными способами! Я не могу постичь все чудеса, которые теперь были показаны мне, Когда я был ребенком, я видел красоту каждой травинки И обнимал теплую землю, любя Тебя И Ты был повсюду, - В голосах моих родителей на рассвете, В безмолвной белизне снега, В моих снах и во время пробуждения я цеплялся за Тебя. Но когда я вырос в молодости, Дерево Знания зазывало И я искал его с таким рвением, что моя ежедневная молитва к Тебе стала привычкой, а Твоя Книга - дружеским томом, который будет открываться через нечастые промежутки времени, Если мой ученый отец не напомнит мне Для гавани комфорта я искал мать; Для поэзии - мой отец и Тебя я воспринимал как должное, как один, взяв пейзаж С едва заметным взглядом. Таким образом, не зная, Я закрываю свет, потому что Ты один - единственный источник света, И светильники легкомыслия часто темнее ночи, которую они осветили, И тьма сошла на меня Смертельнее, чем чума Египта. Я молился о том, чтобы прекратить, чтобы не быть больше, И в моей муке закричал: «О Боже, возьми меня отсюда, чтобы я не стал обузой для моей жены и детей И, из-за моей печали и отчаяния, омрачил жизни других!» Я не знал, сколько может выдержать человеческое сердце. И тем не менее не было веской причины для всех безымянных страхов, которые наполнили мою душу паникой, потому что Ты навалил на меня столько благословений. Мне было стыдно моего великого страха и моей слабости и зашагал , как автомат о моих обязанностях крутя мое лицо в улыбке - Перемотка днем и ночью , и напрасно, - забвение сна или смерти Но растягивание не мою руку к моей жизни для тогда я бы одобрил полную сдачу всем своим ученикам, детям и их детям И поэтому я жил в тысяче адов своего собственного дома С одной слабой искрой надежды - Как ночь наступила так внезапно на моей доселе радостной душе, Рассвет рассветет так же внезапно, Если бы только я терпел и боролся. Долгие долгие месяцы - и все еще не было света, И затем наступило утро, которое пело мне: «Восстань!». Я смотрел на небеса всех неверующих, И от всего сердца я хотел излить Все Псалмы Давида - эти и многие другие! Ночь закончилась, и день сияет. Каждая обычная вещь светится святым огнем. Снова я работаю - но радостно, Снова творю - стремлюсь. Я не знаю причину или причину всего того, что случилось с этой потрепанной душой моего Может быть - знать сострадание лучше Может быть , чтобы подбодрить другие и подбодрить его с твердым знанием , что все темные язвами и страхов и агонией конца будет, и оставить возрождается душа Более славно пробудиться к жизни и любви, Пробудись к Тебе! «Псалом благодарности» Бена Аронина поделилась любящая семья Бена Аронина. Возможно, это стихотворение было напечатано в другом месте при жизни Аронина (пожалуйста, сообщите нам об этом), но, насколько мы можем судить, оно было впервые опубликовано здесь, в Интернете, в рамках проекта Open Siddur. Я добавил разрывы строк к его псалму, разделяя стихотворение на строфы. Ссылка Аронина на «красоту каждой травинки», на которую ссылаются в первой строфе, очень убедительна, учитывая, что мицва бал ташḥит когда-то была подчеркнута для детей в рассказах о не ленивой растительности - травинках и листьях деревьев. , Аронин также помнит своего секретаря г-жу Ширр за то, что он сказал: «Я верю, что Бог знает каждый падающий лист». То, что Бен получил хасидскую оценку жизнеспособности всех живых существ, включая растительность, выглядит вполне правдоподобно, поскольку отец Аронина Симон (1877-1938) ), также упоминаемый в стихотворении, «учился у раввина [Шалома ДовБера] Шнеерсона в« Любавичской иешиве »(Джеффри Конн.« Бен Аронин, человек, автор и учитель »)«Магистерская диссертация: Spertus College, 1990, с.5). Шестой ребе BaBaD (Йосеф Ицхак Шнеерсон) рассказывает, как его отец Шалом ДовБер (пятый ребе ḤaBaD) преподает ему этот урок. Первая любавичская иешива, Tomchei Tmimim, основанная Шалом ДовБером, открыла свои двери в 1897 году в городе Любавич, в те времена входившем в состав Белой Руси, Беларусь. Саймон и его жена Роуз родом из «Докшица Виленской области», города к северу от Минска. Отец Симона, Р'Арье Леб Аронин (1849-1931), был учеником раввина Ицхок Элканона Спектора . Будучи раввином в Барисеве и Красналуке, Литва, Арье Лоеб эмигрировал сначала в Балтимор, а затем в Шебойган, штат Висконсин, где в 1902 году к ним присоединились Саймон и Роуз. Грин Бэй и Стерджен Бэй, штат Висконсин. Без даты, стихотворение должно было быть написано после 1944 года, когда Бену Аронину исполнилось 40 лет, и он кардинально изменил свою карьеру от адвоката по уголовным делам до воспитателя и автора для детей. В этой статье, опубликованной в «Чикаго Трибьюн» в 1944 году, описана смена карьеры. Ссылка Бен травинок могут также вспомнить Уолт Уитмен травинки ; Уитмен послужил предметом последнего романа Аронина, произведения светской исторической фантастики, «Секрет Уолта Уитмена» (1955). Адвокат, чтобы уйти и стать автором (Chicago Tribune 1944) Мы в долгу перед семьей Аронин за то, что поделились этим стихотворением и исследовательскими материалами, упомянутыми выше. Источник (ы) «Псалом благодарности, поэма Бена Аронина» передается семейству Аронин с лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International с авторским левом. Семья Аронинов Семья Аронинов Семейство Аронинов - коанимы, потомки Аарона, брата Моисея и первого Кохена Гадола (первосвященника). Семейная легенда утверждает, что происходит от Симона Справедливого, одного из Великих Мудрецов. Символика гребня напоминает эту историю. Алеф означает имя Аронин. Форма гребня представляет митру (головной убор) Коэна Гадола. Три буквы - Таф, Айн и Гимел - обозначают Тору, Аводу, Гемилот Хасадим (закон, богослужение и добрые дела), три столпа, на которых покоится мир, согласно Симону Справедливому в Пирке Авот. Три красных камня представляют эти столбы, а большой камень - мир. (Камни также напоминают нагрудный знак, который носил Кохен Гадол, на котором было четыре ряда по три камня, представляющих двенадцать колен Израиля). Раввины Аронина из Восточной Европы носили перстень-печатку с изображением герба Аронина, который был использован в качестве официальной печати, окуная кольцо в воск. Бен Аронин использовал изображение гребня на своей канцелярской бумаге. Аарон Н. Варади (транскрипция) Аарон Н. Варади (транскрипция) Аарон Варади (MAJEd./JTSA Davidson) - волонтер-волонтер для проекта Open Siddur, который он основал и руководит. Если вы обнаружите какие-либо ошибки в его транскрипции, пожалуйста, дайте ему знать . Шгийот ми Явин, Министарот Накени שְׁגִיאוֹת מִי־יָבִין; מִנִּסְתָּרוֹת נַקֵּנִי «Кто знает все недостатки? Из скрытых ошибок исправьте меня» ( Псалтирь 19:13 ). Если вы хотите напрямую поддержать его работу, рассмотрите возможность пожертвования через его учетную запись Patreon . Помимо своей работы по транскрипции, Варади иногда переводит молитвы и вносит свой собственный оригинальный труд, (Варади также является редактором и администратором веб-сайта Open Siddur Project, opensiddur.org, и является активным сторонником открытого исходного кода в иудаизме, о котором можно прочитать в этом интервью в журнале Atlantic .) Бен Аронин Бен Аронин Бен Аронин (1904-1980), переводчик иврита, американский телевизионный исполнитель, сценарист, поэт и автор. Чикагское еврейское историческое общество окрестило его «типичным человеком эпохи Возрождения Чикагской общины ... юристом, ученым, учителем, писателем, консультантом летнего лагеря и в течение многих лет директором по расширению деятельности в Анше Эмет. Он писал песни на еврейскую тему и пьесы, которые все еще исполняются сегодня ". Он появился как Дядя Бен в серии Волшебная дверь для детей; как автор, он начал публиковать работу жанрового интереса с «The Doubt» для «Удивительного» в мае 1932 года, и он написал серию рассказов Рафаэля Дрейла «Затерянная гонка» о «Затерянных племенах Израиля», включающую «Затерянное племя»:Пещера Судьбы (1943). В 1941 году его издательством Argus Books была опубликована его мифологическая поэма «Абрамиада» , длиной в книгу, о появлении еврейского народа.
po beregu

Реб Биньёмин

                                "И было, с выходом души ее, ибо она умирала, нарекла ему имя Бен-Они ("сын печали")..."   ВНАЧАЛЕ... 35: 18).  

Я видел реб Биньёмина мельком, в конце 70-х в синагоге... 

Был он  грузным седым старцем  с отёчным широким лицом, с вывернутыми наружу распухшими красными веками и с вечно слезящимися, словно плачущими, глазами... 

Я даже не был с ним знаком, но так уж вышло, вспоминаю реб Биньёмина поныне, словно давнего знакомого - оттого , что часто в мыслях возвращался к образу его, таившему и тайну, и беду, и эту досаду ... нашего незнакомства...

Однажды, Миша К., мой юный восторженный друг и соратник по первым открытиям в таинственном мире еврейской традиции, примчался с рассказом об удивительном везении: На Владимирском рынке, за прилавком мясной лавки, он встретил некого реб Биньёмина! Он привозил из Тосно и продавал там КОШЕРНОЕ  мясо! 
Плохо ещё понимая, что это такое, но догадавшись, что это хорошо, друг мой ткнул пальцем в какой-то кусок. "Солить и мочить!!!" успел он услышать из-за прилавка, и расплатившись, помчался  домой - изучать и варить драгоценное и неведомое прежде блюдо.  
Развернув кулёк и разложив на столе его содержимое, юный натуралист, к великому своему удивлению, обнаружил  реальную коровью челюсть, а внутри... - НАСТОЯЩИЙ КОШЕРНЫЙ ЯЗЫК! И что удивитиельно, кончик языка был отрезан!
(Теперь по прошествии многих лет, можно догадаться, что над языком тем был произведён ритуальный процесс извлечения запретных жил - тогда же, этим вопросом мы не задавались...)

Как готовил кошерный язык мой товарищ, и каким он оказался на вкус? - мне не ведомо - на трапезу меня не пригласили...

Но история  запомнилась, наверно потому... что было у неё печальное продолжение.


Идём однажды с Мишей К. из синагоги, как раз по переулку Пирогова, что возле Театральной площади, и говорим о том , о сём.
- Помнишь , реб Биньёмина - мясника, что мне тогда язык продал?, - и ,кивает Миша на соседний дом - Вот,  жил он тут , и... вот окно его на третьем этаже ...
Нет его больше -   выпал реб Биньёмин из окна... Ведь он почти не видел ничего...  Может, с дверью он окно попутал.... Или, может быть, привидилось чего...  Бедный, бедный...  реб Биньёмин...   Теперь и лавку на Владимирском закрыли...

И, так жалко стало мне Биньёмина, слепого мясника, последнего на весь Ленинград продавца кошерного мяса...,  что мне в душу болью врезалась история его. И запомнил дом его. И эти окна. А рядом - эту арку ленинградского двора.

По соседству жили дядя Лёва с тётей Райей - сестрой моей бабушки. Я их часто навещал на Пирогова... И, бывало в гости к ним иду - непременно реб Биньёмина помяну.

А, ту арку возле реб Биньёмина двора... помнил я ещё за долго до до того,  как он погиб.

Я тогда учился в школе, в старшем классе, и однажды, проходя по Пирогова, я услышал звон ключей из подворотни и увидел  в арке  женский силуэт: женщина стояла в полумраке из звенела связкою ключей - как будто бы кого-то звала...
И с тех пор, по переулку проходя, непременно слушал я и вглубь двора смотрел: не звенят ли там её ключи, не стоит ли там она, одна у дома.
И казалось иногда, что будто слышу  я её и вижу тень...

А,  теперь вот, с  реб Биньёмином такое...
Как услышал я о гибели его, прохожу по Пирогова - вижу снова, словно на яву, старика седого в талесе в окне...
Как он  расправляет руки,  задирает вверх лицо с ослепшими глазами...
А потом... -  лежит нелепо на асфальте, под свинцовым небом , у  трубы у водосточной и у люка... 
Только по раскрытому окну, понятно , что старик, упал оттуда, из окна..., а не свалился с неба...


А в  Консерватории по-прежнему играют экзерсисы. 
А на Театральной площади трамваи. 
И звенят ключи всё той же незнакомки.
В Мариинском ставят "Лебединое..."
Дядя Лёва с тётей Райей ждут из школы умершую Лиечку...
А реб Биньёмин... и  поныне там лежит, на Пирогова, невидимо распластавшись на асфальте сгинувшего города. 
Он останется лежать там, и тогда , когда не станет ни кого..., даже тех, кто слышал эту историю от меня и услышит после меня. 
семейное блюдо

Воспоминания о Авром-Абе Эздрине. Публикация 3

http://www.jeps.ru/modules.php?name=Content&pa=showpage&pid=2513#3



Max Freidzon : "Что вдруг?Алик вродь раньше И.Когана как своего машпию и учителя позиционировал http://​aronin2.livejournal.com/​31231.html .У Авром-Абы учиться Вахновицкий когда работал помошником шамеса в перестроечные годы
.А по началу 80х в синагоге учит
ься запрещали и молодежь гоняли- "Синагогу закроют"Гоняли с собаками для того и охрана была.Аба, как мог подсказывал,с оглядкой, потому как пропаганда религии в среде советской-социалистической​ молодежи в то время была делом опасным,особенно для служителя культа,каковым Авром-Абе являлся по должности.Молодеж в синагоге была постоянной головной болью для "служителей отмирающего на фоне победы социализма культа-"равина"Левитиса, председателя Гросмана,итд" Отчеты они писали плановые в КГБ о посетителях и в обязательном порядке подписывали договор о сотрудничестве.Вахнавицком​у устраиваясь помошником шамеса пришлось таки подписать.Аба был единственным человеком из сотрудников синагоги кто, несмотря на КГБшный пресс,старался хоть как-то помочь молодежи.И доносов об нас в КГБ не писал.Но лишней инфы и общения Аба не хотел.Объяснял просто-"ОНИ ведь меня спросят"Выкручивался от КГБшников как мог.У него метод был.Знаю потому как сам учился в 84 у рава Л.Н.Берлина(тайно и по домашнему),а они с Абой были ровесники и приятельсвовали.Авром-Аба доверительно рассказал что когда его вызвают для плановой беседы о происходящем в синагоге и задают неудобные вопросы то действует он методом драша(расказчик он был замечательный)- спрашивают его о ком-нибудь,-с кем приходил? о чем говорили итд?.Аба говорил Им:" что-то было,что-то было, Вы знаете это мне напоминает,я Вам счас все расскажу-Когда Моисей выодил евреев из египта,там были два человека которые....и далие на час обширной дроши.ГБшники уставали быстрей чем Аба,а сбить его с мысли когда он рассказывал майсу или остановить было невозможно...А учиться а Абы посередь синагоги в 80-е эт Алик фантазирует.Подсказать потихому,с оглядкой,эт да.Учить ни-ни.Даня!При оказии переспроси у Катана он с 83 был борцом за то чтоб мы молились в синагоге"несмотря ни на что" с Авром-Абой они оч плотно общались на эту тему.А Алик просто подзабыл в Израиле советские реалии 80-ых.Помнить надо.Иначе, как сейчас, в синагоге будет "дубль два".Певзнер в качестве Левитиса ,Груберг в качестве Гросмана."
po beregu

очередная пи-здиция.

Ну, подписал я, сплюнул, но подпИсал. http://achernitsky.livejournal.com/78600.html
Со стадом со святым, наивным, безпорочным... В знак симпатии, да только. Самого тошнит, что подписал. Потому что не верю, что нечисть эту можно уму-разуму учить, уговорить там..., или разжалобить...
Глянь-ка, что они с кацавом сделали. Или с Гуш Катифом. Или.. сра-биным. Ау-у-у! Где ты, ра...блин! А Полард где? Ау-у-у!
Ненависть их экзистеональна, подсознательна, нерациональна.
Как усатого амира-переца трясёт от имени Игаля Амира, так пи-пи-би-би на перебой со сворой корчится при виде бородатого в кипе полковника - и не важно , что тот сделает и что скажет - самим своим существованием израильский еврей омрачает жизнь израильскому антисемиту. Потому что понимает, что не вонючему заморскому психопату по зубам промазали случайно, а ему , "виртуально" , положенное по всем статьям.
семейное блюдо

СЕРДЦЕ ОМЕРА

БЛАГОСЛОВЕНИЕ

СЕГОДНЯ , " לב , лев-ба-омер, сердце омера, " ДЕНь РОЖДЕНИЯ

שי ИГАЛЯ сына Геулы АМИР

Пусть его жизнь зачтётся в заслугу и искупление сынам Израиля.
Спасение от Всевышнего - как мгновение ока , ему и всем узникам Сиона.